Главная Связаться с нами Карта сайта
Главная страница Главная страница
Главная страница О журнале
Главная страница Архив
Главная страница Последний номер
Главная страница Новости
Главная страница Подписка
Главная страница Угол зрения
Главная страница Резонанс
Главная страница Калейдоскоп
Главная страница Культурный фронт
Главная страница Гостевая книга
Главная страница Авторы
Главная страница Контакты
Главная страница РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
Главная страница Копилка
Главная страница Реклама
Институт национальной стратегии реформ Институт национальной стратегии реформ
Об институте
Деятельность института
Материалы «круглых столов» и семинаров
ТРИБУНА
ТРИБУНА — КУЛЬТУРА
ТРИБУНА — ИСТОРИЯ
Главная страница
Главная страница » Угол зрения » О.С. Руднева. Семен Франк о причинах кризиса...

Руднева Ольга Сергеевна,
кандидат философских наук, доцент, заведующая кафедрой художественного образования Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма, Москва
 

Семен Франк о причинах кризиса культуры

В интенсивной духовной жизни начала ХХ века из значительного числа русских философов выделяется группа мыслителей, среди которых по праву должно быть названо имя Семена Людвиговича Франка. Его труды стали заметным культурным событием эпохи, а научные идеи имели существенное значение для осмысления состояния культуры и духовности.
По русской традиции невозможно, чтобы философ был только философом («поэт в России больше чем поэт»). Все русские мыслители начала ХХ века были тесно связаны с общественной жизнью, поскольку были поставлены перед очевидным фактом кризиса цивилизации и культуры Нового времени, проявившийся в разрушительных войнах и революциях, и завершившийся нарождением античеловеческих тоталитарных режимов. Эта реальность врывалась в умы и судьбы, требовала осмысления. Гибель культурных ценностей, веками создаваемых человечеством, побудила мыслителя к активному противостоянию, поискам выхода из состояния культурного кризиса. Однако Франк сохранил положение «свидетеля истины», что позволило избежать оков доктринёрства и следовать спинозовскому принципу «не плакать, не смеяться, не ненавидеть – а понимать».
Выход из захватившего мир процесса Франк видел в разработке новых проблем культуры эпохи технократической власти, в разработке более глубоких вопросов этики, в новом осмыслении назначения человека. Потому его поиск выхода из кризисного состояния общества, человека и культуры не только интересен, но и чрезвычайно плодотворен для осмысления актуальных проблем современности, специфика постановки проблем культуры в его трудах тесно связана с отечественной историей, ибо переосмыслению подверглось само понятие культуры. Прежде всего, с этим связан имманентный аксиологический аспект, ценностная шкала.
* * *
В изломах и муках затянувшихся преобразований завершался ХIХ век. Ни в одном классе, ни в одном сословии не было примиряющего начала: вражда сжигала сердца и озлобляла умы. «Литература, наука, искусство, философия, религия нужны были лишь постольку, поскольку они были орудиями политической борьбы; все идеи и духовные запросы, расширявшие кругозор личности, вносившие новые точки зрения и оценки, беспощадно отметались, как ненужная роскошь и помеха; страна сама духовно объявила себя на военном положении и требовала от всех только повиновения и солидарности в исполнении гражданского долга» [5, с. 67]. На этой почве «было взращено суровое, фанатическое поколение борцов, полное отваги и самоотвержения, но бедное самостоятельной мыслью и духовным творчеством» [5, с. 67].
В открытой полемике столкнулись идеализм и материализм, прежде всего, в лице марксизма. И хотя марксизм тогда победил, но полемика осталась открытой, она не закончилась высылкой из России выдающихся представителей культуры и науки, одним из которых был Семен Франк.
С.Л. Франк остро переживал трагедию культуры: «Время ли теперь – спросят нас – отменить нравственное военное положение, время ли говорить об идеях и культуре при свисте пуль и стонах жертв? Мы отвечаем: да, время. Борьба разрушительная может вестись без широких идей, без сознания отдаленных ее целей; борьба созидательная, начало которой уже наступило, нуждается в культурном творчестве, в ясности и цельности миросозерцания, в богатстве духа и свободе инициативы» [5, с. 68].
Франк глубоко погружается в проблемы духовной культуры, которая, по выражению Н.А. Бердяева, в предшествующих поколениях левой интеллигенции была задавлена [1, с. 241]. И, прежде всего, обнаруживает признаки усиливающегося нивелирования ценностей в человеческой жизни в целом, в различных сферах человеческой культуры – тех ценностей, в которые свято верит сам.
Мыслитель приходит к пониманию, что катастрофа культуры – следствие катастрофы мировоззрения. Культура – процесс, которому сопутствует нравственное развитие человека. Идеалы истинной культуры блекнут, потому что постепенно утрачивается идеалистическое мировоззрение, в котором они коренятся: «Исключительно трагический характер современной эпохи, неслыханное обилие в ней зла и слепоты, расшатанности всех обычных норм и жизненных устоев предъявляют к человеческой душе такие непомерно тяжелые требования, с которыми она часто не в состоянии справиться» [2, с. 114].
Духовное опустошение индустриального общества является, по Франку, результатом исторического мятежа Нового времени против засилья религии, теократической власти. Но в результате этого мятежа произошел отрыв человеческой личности от сверхличных онтологических её корней. Западный же мир, считает Франк, пережив ряд революций, не отказался от некоторых традиционных институтов – семьи, частной собственности, разделения властей и т.д., – что и позволило ему относительно легко стабилизировать свое положение. Однако «мы видим духовное варварство народов утонченной умственной культуры, черствую жестокость при господстве гуманитарных принципов, душевную грязь и порочность при внешней чистоте и благопристойности, внутреннее бессилие внешнего могущества» [2, с. 143].
Атмосфера нетерпимости, царившая в обществе, была связана не только с нежеланием прислушаться к голосу предлагавших духовный путь преодоления разногласий и междоусобной борьбы, но и с непониманием самой интеллигенцией действительного характера идущего обновления общества и его структур. Начало ему было положено отменой крепостного права, цель – окончательный переход от самодержавной формы правления к демократической. Страна стояла на пороге великих потрясений. В это время религиозная философия становится главенствующей в русском идеализме, этот ее расцвет был наименован «религиозным ренессансом».
В философии произошла смена мировоззренческой парадигмы. Стала очевидна неслучайность возрождения духовной традиции, изначально опирающейся не на Логос, а на Софию, на рассмотрение явлений не только через призму истины, но добра и красоты, органически сочетающую в себе научные и вненаучные ценности, с сохранением рационального как ипостаси цельного духа: «Исключительно трагический характер современной эпохи, неслыханное обилие в ней зла и слепоты, расшатанности всех обычных норм и жизненных устоев предъявляют к человеческой душе такие непомерно тяжкие требования, с которыми она часто не в силах справиться. Душа подвергается сильнейшему соблазну либо отречься от всякой святыни и предаться пустоте и призрачной свободе цинического неверия, либо с угрюмым упорством вцепиться в обломки гибнущего старого здания жизни и с холодной ненавистью отвернуться от всего мира и замкнуться в себе» [2, с. 114]. На повестку дня встал вопрос о новом философском мышлении, свободном от классовой или национальной замкнутости, ориентированном на приоритет общечеловеческих духовных ценностей. Именно в такую картину реальности можно вписать человека: она превращается в человекоразмерную.
В прошлом религиозная философия, как правило, являлась идеологией консервативных слоев русского общества, была с ними всесторонне связана и ими поддерживалась. Вновь создаваемое религиозно-философское направление русской мысли в своих социальных выводах ориентировалось на духовное освобождение личности, на социальный прогресс: «Государство не может быть неограниченным властителем над личностью; оно должно быть ограничено вечными и ненарушимыми ее правами, вытекающими из ее нравственного значения» [5, с. 69].
Поэтому нет блага, которое было бы благом само по себе, если оно не служит личности; и нет священнее цели, кроме служения свободе и развитию личности. Отход от вульгарного социологизма и чрезмерной заидеологизированности историко-философского процесса позволил бы более глубоко освоить суть и смысл ценностей и культуры. Ведь то, что еще совсем недавно казалось сугубо абстрактным с идеологической точки зрения, обнаруживает теперь поразительную конкретность с точки зрения духовной.
Технократически ориентированное общество интегрирует в себя человека в качестве средства, а не цели; частичного, а не целостного; исполнителя, а не активного; зависимого, а не свободного. Практика тоталитарных обществ, против которых восставал Франк, показывала, что все попытки достижения «равенства» людей по одному образцу делают общество антигуманным и антикультурным: «Поэтому, сколь ни правомерна и полезна для культурного прогресса организация и дисциплина – все организовать и все дисциплинировать значит убить, задушить самый дух, рождающий культуру. Мудрейшее правительство не сосредотачивает в себе всей культуры своего времени и не исчерпывает всего культурного богатства, содержащегося и рождающегося в душах личностей.
Идея рационализации общественной жизни, приведения всего к одному знаменателю, распределения всего в точном порядке и на своем месте, есть в принципе антикультурная идея. Это – хула на духа святого, этого творца культуры, который не может быть превращен в машину, работающую по команде» [10, с. 178]. Поэтому истинное начало в человеке – не то, что является общим для всех людей, а наоборот, то, что отличает каждого человека от всех остальных.
Предельный случай подобного общества – тоталитарный режим: «Старая античная идея полного поглощения личности государством, растворения без остатка всех духовных сил и помышлений в механизме государственной власти – эта идея, следы которой так сильны и в наших учреждениях, и в наших умах, – противоречит современному нравственному сознанию и должна быть отвергнута решительно и безусловно… Личность стоит выше государства, и никакое государство не может смотреть на нее только как на свое орудие» [5, с. 69-70].
Поэтому развитие культуры можно определить и представить как освоение ресурса свободы. Культурные основания формируются «навырост». Но способен ли человек их достичь и реализовать, хочет ли, в состоянии ли осилить тяжкий труд развития к свободе, заложенный как культурная максима в основание христианской культуры, а значит способен ли человек к ответственности за себя и свою жизнь? Великий Инквизитор отвечает категорическим «нет», его оппонент – столь же категорическим «да». Они вечны, эти два персонажа. Один несет в себе культурный эталон, идеал свободы. Другой олицетворяет наличный уровень освоения его большинством. В споре, как известно, побеждает Инквизитор. Но Франк верил, что культура, вот так регулярно проигрывая спор с косной действительностью, живет и побеждает в вечности. Голос культуры негромок, нет у нее солдат, тюрем, один воплощенный голый принцип, но – живет! [3]
Аксиологическая проблематика – основа философии культуры Франка, потому особое внимание им уделено понятию «нигилизм». Под нигилизмом он разумеет «отрицание или непризнание абсолютных (объективных) ценностей» [13, с. 85], а доминанта его – нацеленность на благо относительное, удовлетворение субъективных нужд и потребностей, проповедь, обращенная к потребностям толпы. Нигилизм революционно настроенной интеллигенции отвергается Франком на основе защиты духовных ценностей: «Мы, верящие в культуру, усматривающие в науке, искусстве, религии, морали и политике одну общую великую сокровищницу человечества, которую надо беречь и пополнять, а не разрушать и отвергать, не могущие допустить, чтобы идеал состоял не в духовном богатстве, а в духовной бедности, – мы противопоставляем этому традиционному русскому нигилизму идею гуманизма» [6, с. 115].
Это крайняя форма нигилизма, противостоящая культурной деятельности. Культура воспринимается исключительно в утилитарной ипостаси, избыточность культурного творчества категорически отвергается. Франк обеспокоен тем, что нигилисту чуждо и отчасти даже враждебно понятие культуры в исконном ценностном смысле этого слова [6, с. 88]. Нигилистическое мировоззрение – собой симбиоз утилитаризма, морализма и антикультуры. Кризис культуры во многом был продиктован и противоположным пониманием сущности ценностей. В критике нигилизма Франк опирается на неокантианскую теорию, которая дает серьезные аргументы против «партийного» и «классового» понимания истины, красоты и добра, но этим аргументам не всегда хватает онтологической базы, и не случайно Франк впоследствии обратился к проблемам онтологии.
Идеи Франка нашли отражение в его «Проекте Декларации прав» [7], где главным принципом построения государственной и общественной жизни провозглашается признание неотъемлемых прав и ценности человеческой личности, ее свободы и творческой активности, невозможности любого насилия и произвола. И этот принцип должен корениться в душах людей, образуя моральные, но юридически обязательные принципы, и тогда никакой закон не в состоянии будет их отменить [7, с. 247], ибо «духа и его исконных запросов умертвить нельзя» [13, с. 87].
Культура ее сущностном бытии и общество находятся друг с другом в отношении конкретного тождества, предполагающего и совпадения, и различия. При этом общество – не простое множество людей (арифметическая счетность), не «куча» индивидов, а целостность, система, в которой личности объединены совокупностью связей. Франк отмечает, что «общество со всей своей громоздкостью, механичностью и внешней тяжеловесностью творится и приводится в движение скрытой силой некоего первичного духовного организма, лежащего в его основе. Этот первичный духовный организм есть богочеловечество, слитность человеческих душ в Боге» [8, с. 434]. Духовное единство общества он называет соборностью.
Человек лишь тогда может действовать как субъект культуры, когда, проходя свой жизненный путь, «впитывает» культурные основы и традиции. Осуществляемое обществом культурное творчество «коренится в последнем счете все же в отдельных личностях и из них истекает… Величайшие идеи и помыслы, как мы уже говорили, рождаются только в тиши уединенной мысли мудрецов» [10, с. 178]. К примеру, ученый и художник, являясь заведомо общественными людьми, уже поэтому не нуждаются в какой бы то ни было «опеке» в сфере их творчества. Франк полагал, что лишь бескорыстный, неутилитарный поиск истины и следование красоте действительно способны обогащать культуру, что истина и красота творятся по собственным законам.
Мыслитель не был приверженцем революционных порывов, которые якобы должны установить Царство Божие на Земле, такие цели утопичны: задача государственной власти не в том, чтобы установить рай на Земле, а в том, чтобы не допустить ада. «В ХХ веке мир попал в водоворот бурного разрушительного движения, когда и все привычные нравственные навыки жизни, и даже само физическое существование человека находятся под угрозой гибели» [9, с. 464]. Именно поэтому революции, «коренные ломки истории», бессмысленны, так как бессильны изменить человеческую природу и вызывают лишь хаос и разрушение культуры. Не социальный «скачок» мимо духовности, а постепенная, доходящая до глубин народной души «реформа бытия» – таков единственный путь к обществу культуры.
Отсюда ярость и разрушительность русской революции, которая не остановилась ни перед чем, сокрушая и власть, и духовные завоевания и ценности [6]. Для Франка революция – радикальное выражение общего процесса духовного и нравственного опустошения, ведь «человечество думало достигнуть неба, оторвавшись от своих корней и свободно паря в воздухе… но дорасти до неба можно только будучи с самого начала, через глубины духовно-исторической почвы, укорененным в нем самом» [6, с. 37].
Нормальное состояние человека – быть связанным с Высшим, Идеалом. Но когда идеал в сознании человека искажен, обеднен, превращен вообще во что-то светское, когда у человека Бог отнят насильственно, именно тогда инстинкт стремления человека к Богу заменяет истинную веру идолопоклонством, догматизмом, стремлением к псевдо-Богу, ко всякого рода «измам». Потому очень большое значение философ придает свободной человеческой совести, которая является «величайшим разрушителем всяких авторитетов и всякого догматизма… Работа религиозной, как и философской мысли тем и ценна, что она есть разрыв со слепыми традициями, пересмотр всех ходячих понятий и верований перед высшим трибуналом свободной совести – свободная переоценка всех ценностей» [4, с. 417-418].
Руководствуясь положением о первичности духовности в человеке, Франк вскрывает одну из главных причин кризиса культуры – распад ее на ряд независимых, обособленных друг от друга сфер на фоне ослабления ценностного звучания в обществе. Философ не устает говорить о чрезвычайной важности аксиологического момента в духовном развитии. Все зависит от того, какой именно ответ дает человек на вопрос о самом ценном в жизни.
Осуществление ценностей в жизни всегда связано с выбором. «Доказывать вообще моральную ценность чего-либо невозможно; здесь есть только один путь – апелляция к нравственному чувству. И это нравственное чувство властно и внушительно говорит, что любовь к истине, справедливости, красоте, чести и прочим «призракам» обладает бесспорною и весьма высокою моральною ценностью» [12, с. 37]. Определение человеком аксиологической доминанты, установки на приоритетные ценности, позволяет выбраться из культурного кризиса.
Таким образом, Франк был убежден, что культура переживает кризис, когда страдает само ее основание – ценностная система: стираются, размываются, исчезают критерии добра и зла, честности, добродетели. Путь выхода – в единой ценностной платформе, в основе которой должна быть абсолютно-ценная личность. С позиций общечеловеческих ценностей, непреклонно защищая достоинство и самоценность человека, оценивал он сущность событий политической жизни.
«Ибо в чем бы ни заключался конкретно выход из переживаемого нами тяжелого кризиса, не подлежит сомнению, что единственный путь к нему – повышение духовного уровня нашей культуры, углубление плоскости обсуждения всех жизненных вопросов, преодоление всяческого невежества, варварства и одичания. В этом смысле и философ имеет право верить, что своей независимой мыслью он посильно содействует духовному и общественному возрождению своей родины» [8, с. 5].

Литература
1. Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли ХIХ века и начала ХХ века // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990.
2. Франк С.Л. Крушение кумиров // Франк С.Л. Сочинения. М., 1990.
3. Франк С.Л. Легенда о Великом инквизиторе // Вестник русского христианского движения. 117. 1-1976.
4. Франк С.Л. О свободной совести // Полярная звезда. №6.
5. Франк С.Л. Политика и идеи (О программе «Полярной Звезды») // Франк С.Л. Сочинения. М., 1990.
6. Франк С.Л. По ту сторону «правого» и «левого». Статьи по социальной философии // Новый мир. 1990. №4.
7. Франк С.Л. Проект Декларации прав // Полярная звезда. 1906. №4.
8. Франк С.Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия // Франк С.Л. Реальность и человек. М., 1997.
9. Франк С.Л. Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии// Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992.
10. Франк С.Л., Струве П.Б. Очерки философии культуры. Культура и личность // Полярная звезда. 1905. №3.
11. Франк С.Л., Струве П.Б. Очерки философии культуры. Что такое культура? // Полярная звезда. 1905. №2.
12. Франк С.Л. Фр. Ницше и этика «любви к дальнему» // Франк С.Л. Сочинения. М., 1990.
13. Франк С.Л. Этика нигилизма (К характеристике нравственного мировоззрения русской интеллигенции) // Франк С.Л. Сочинения. М., 1990.

Rambler's Top100
НОВОСТИ
13.11.13
4-й номер за 2013 год читать на нашем сайте

18.07.13
Новый, 3-й номер за 2013 год на нашем сайте

06.05.13
Читайте № 1-2 за 2013 год

27.02.13
6-й номер журнала вышел в сеть

30.12.12
5-й номер журнала читайте в онлайн

11.10.12
4-й номер журнала читайте на нашем сайте

24.09.12
«Возвращение русского консерватизма»: презентация новой книги

20.07.12
3-й номер журнала читайте на нашем сайте

06.05.12
Второй номер журнала читайте на нашем сайте

01.03.12
Внимание. 2012 год. 1-й номер на сайте. Читайте

11.01.12
Читайте 6-й номер на сайте журнала

11.12.11
5-й номер журнала — на сайте

18.10.11
№ 4-2011 читайте на сайте журнала

23.08.11
Обновление рубрик

08.07.11
№ 3 за 2011 год читайте на сайте журнала

11.05.11
№ 2 за 2011 год читайте на сайте журнала

20.03.11
№ 1 за 2011 год читайте на сайте журнала

19.01.11
№ 6 за 2010 год читайте на сайте журнала

28.11.10
№ 4-5/2010 на сайте

24.07.10
Третий номер за 2010 год — уже доступен

27.04.10
Институт национальной стратегии реформ искренне поздравляет Сергея Николаевича Бабурина с получением почетного звания "Заслуженный деятель науки Российской Федерации",

10.03.10
Первый номер за 2010 год читайте на страницах сайта

31.01.10
Шестой номер за 2009 год — на сайте

16.12.09
Новый № 5 за 2009 г. выложен на сайт

25.10.09
Новый № 4 за 2009 г. выложен на сайт

03.08.09
Новый № 3 за 2009 г. выложен на сайт

06.05.09
Новый № 2 за 2009 г. выложен на сайт

26.02.09
Новый № 1 за 2009 г. выложен на сайт

04.02.09
Новый № 6 за 2008 г. выложен на сайт

27.01.09
Новый № 5 за 2008 г. выложен на сайт

24.12.08
Новый № 4 за 2008 г. выложен на сайт

18.11.08
Новый № 3 за 2008 г. выложен на сайт

17.11.08
Интернет-сайт журнала «Национальные интересы» возобновляет свою работу

27.05.08
Новый № 2 за 2008 год выложен на сайт

16.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Народ – против игорной зоны»

15.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «Георгиевская лента» в Закарпатье

09.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «В каждом окне российский флаг»

03.05.08
В Гостевой книге читайте выступление постоянного представителя Республики Беларусь в Женеве С. Алейника, посвященное проблемам международной безопасности

03.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Без пиетета»

30.04.08
В рубрике «Копилка» помещена аналитическая записка проф. И. Понкина

25.04.08
В Гостевой книге читайте Комментарий МИД России о Черноморском флоте

23.04.08
Национальные интересы — в регионы!

06.04.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Злые заметки»

04.04.08
В Гостевой книге читайте также интервью с А. Труде, автором книги «Геополитика Сербии»

04.04.08
В Гостевой книге читайте ответы Епископа Рашско-Призренского Артемия газете «Глас Јавности» о перспективах отношений Сербии и Евросоюза

31.03.08
Постсоветское пространство: реалии и перспективы

29.03.08
В Гостевой книге читайте требование «Донбасской Руси» вывести украинских солдат из Косово

26.03.08
В Гостевой книге читайте ответ пресс-секретаря МИД Беларуси по поводу заявления Госдепартамента США

24.03.08
Пребывание С. Коэна и К. ванден Хейвел в Москве

22.03.08
В Гостевой книге читайте Воззвание Русского Содружества о защите Отечественной истории

21.03.08
ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ. Вручение известному американскому ученому и публицисту Стивену Коэну мантии и диплома Почетного профессора РГТЭУ

Rambler's Top100 Журнал Москва ПНВ Народная Воля Правая.ру Интернет-магазин Политкнига
© Все права защищены "Институт национальной стратегии реформ"