Главная Связаться с нами Карта сайта
Главная страница Главная страница
Главная страница О журнале
Главная страница Архив
Главная страница Последний номер
Главная страница Новости
Главная страница Подписка
Главная страница Угол зрения
Главная страница Резонанс
Главная страница Калейдоскоп
Главная страница Культурный фронт
Главная страница Гостевая книга
Главная страница Авторы
Главная страница Контакты
Главная страница РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
Главная страница Копилка
Главная страница Реклама
Институт национальной стратегии реформ Институт национальной стратегии реформ
Об институте
Деятельность института
Материалы «круглых столов» и семинаров
ТРИБУНА
ТРИБУНА — КУЛЬТУРА
ТРИБУНА — ИСТОРИЯ
Главная страница
Главная страница » Копилка » А.И. Головня. Упреждающий потенциал правовой...

А.И. Головня, кандидат педагогических наук, профессор специальной кафедры. Академия ФСБ России

Упреждающий потенциал правовой политики обеспечения безопасности государства

 Анализ проблем защиты жизненно важных интересов государства и общества подтверждает необходимость выделения из общего массива исследуемых общих характеристик тех, которые позволяли бы аргументировано судить о результативности политико-правовых усилий, предпринимаемых в названной сфере отношений.

Как ни парадоксально, но в современной науке категории нет категории, которая обеспечивала бы собой максимально общую  совокупность указанных качеств и свойств. Для ликвидации этого методологического пробела предлагается ввести в научный аппарат отечественной науки категорию превенционного потенциала правовой политики, распространив ее на проблемы обеспечения безопасности государства.

Предполагается, что наличие предлагаемого показателя позволит интегральным порядком характеризовать способность государства к нейтрализации вызовов и угроз, минимизации военно-политических рисков. Кроме того, указанная категория может выступать реальным свидетельством эффективности указанной политики, результативности предпринимаемых усилий.

Предлагая в формализации столь многоплановую научную категорию (далее по тексту –УВПП – авт.), нельзя не видеть, что попытки конструирования подобных показателей предпринимались и раньше. В начале, середине и последней трети ХХ века, когда основной целью государства было обеспечение военного паритета с противостоящим лагерем и достижение военного могущества, соответствующие содержательные формулы конструировались посредством оценок возможностей вооруженных сил и соотношении военных потенциалов государств.[10,с.63-64; 12; 16,с.120]

Получаемые соотношения позволяли определять необходимые исходные параметры реализуемой политики и логику ее разработки и осуществления.

В основе расчетных методик лежали показатели боевой мощи противоборствующих сторон,  поэтому наличие вероятных опасностей в такой системе расчетов устранялось посредством достижения военного паритета.

Выбор необходимых параметров осуществлялся преимущественно на основе экспертных оценок, но, практически всегда, в количественном выражении [13].

Иные методы анализа часто полагались излишними.

Современный поход к пониманию концептуальных правовых доктрин показывает, что действующие стратагемы безопасности основываются на несколько иных подходах. Это очевидно следует из содержания действующей Стратегии национальной безопасности и Военной Доктрины Российской Федерации, в которых приоритеты в защите жизненно важных  интересов государства отдаются не столько средствам вооруженного противоборства, сколько предотвращению войн и вооруженных конфликтов политико-правовыми мерами.

Таким образом, способность государства к нейтрализации  вызовов и угроз – то есть собственно превенционный потенциал – действительно становится реальным качественным показателем эффективности системы защиты государственных интересов.

Соответствующие возможности общества с необходимой полнотой могут быть определены только посредством учета всего многообразия условий, значимых для нейтрализации угроз и минимизации политических рисков. К числу таковых следует отнести:

         риск ненадлежащей реализации (исполнения, использования, применения, соблюдения) концептуальных норм права, содержащихся в стратагемах и доктринальных положениях, касающихся зпщиты интересов государства;

риск неверного (ошибочного, неадекватного, ущербного) толкования юридических норм акторами политики;

         риск злоупотребления политическими правами;

         риск отсутствия вмененной ответственности за ненадлежащее исполнение властной воли государства;

          риск неисполнения политических обязательств, включая обязательства по международно-правовым договорам.[5]

         Сумма  перечисленных рисков образует некую условную матрицу деструктивных факторов, которая, в силу своей значимости, должна подвергаться постоянному мониторингу и корректироваться в зависимости от социальных реалий.

Подобный подход способствует выработке оптимальных вариантов политико-правовых решений, блокирует появление нежелательных юридических последствий (к примеру –рождение откровенно «мертвых» праворегулятивных норм, которыми изобилует действующая Военная Доктрина Российской Федерации –А.Г.).

Сложность расчета превенционного потенциала государства усугубляется и тем, что избираемые показатели вызовов, рисков и угроз по своей форме обычно количественные показатели, тогда как общая характеристика рассматриваемого потенциала - качественная величина.

Несомненно, конкретный перечень оснований для сравнения и анализируемых показателей должен быть объединен единой логикой проводимых замеров, отвечать требованиям актуальности, сопоставимости и репрезентативности.[8, с.288]

Получение достоверных сведений о превенционном потенциале должно осуществляться экспертами и авторами политических документовс обязательным учетом следующих требований:

требования вариантности прогнозирования  –то есть возможности вариантов построений в зависимости от требуемой (заявляемой) базовой переменной, сферы расчета потенциала или иных обстоятельств;

требования верифицируемости получаемых данных (их постоянной дополнительной, перекрестной, повторной и кратной проверки);

требования непрерывности анализа базовой расчетной переменной (то есть принципы «жесткости» исследования превенционного потенциала и непрерывности прогнозирования последствий принимаемых решений);

требования рентабельности исследуемого потенциала (его приемлемой цены и себестоимости);

требования системности проводимых расчетов – иначе говоря – единства его факторов, их взаимной иерархии по параметрам важности и значимости, внутренней непротиворечивости).

Число конкретных показателей может разниться в зависимости от желаемой или задаваемой достоверности рассчетных параметров. Однако указанное число не должно быть чрезмерно большим, так как  определение взаимных соотношений измеряемых величин может «размыть» общую аналитическую совокупность, сделать изучение отдельных фрагментов первенствующими по отношению к общей результативности итоговых показателей рассматриваемого потенциала.

Поэтому из всего массива исходных данных следует экспертным порядком отбирать только те, которые в состоянии иллюстрировать различные характеристики правовой политики в режиме их оптимальной достаточности.

Эксперты полагают, что оптимальной является совокупность из 20-25 показателей. Указанное число следует полагать некой статистически проверенной нормой с отклонением, не превышающим 5 – 7 единиц.[7]

При таком количестве базовых параметров результирующие данные вполне представительны, и добавление дополнительных спецификаций не меняет общего тренда интегрального итога. При меньшем количестве  базовых параметров суммарный показатель становится внутренне ущербным, потому что в нем неоправданно возрастают значения фоновых и зависимых переменных. 

Отраслевые группировки данных могут разниться в зависимости от предназначения замеров, но оптимальным следует полагать объединения в самостоятельные группы не более 6-8 значимых критериев. Ими могут быть как сугубо статистические параметры, так  и условные величины в виде  индексов или рейтинговых значений.[6,c.246]

Непосредственный расчет рассматриваемого потенциала должен сопровождаться рядом дополнительных процедур, касающихся  анализа

прогнозной модели на предмет ее соответствия политико-правовым целям, ресурсным возможностям государства;

  динамики и направленности развития объекта прогнозирования  (т.е. изучение вероятных изменений прогнозируемых явлений и процессов)

   перспектив условного «горизонта» объекта прогнозирования  - т.е. сути и содержания величин, результирующих нейтрализацию рисков и предотвращение угроз безопасности;

   значений «прогнозного фона» объекта прогнозирования, факторов и условий влияющих на появление дополнительных рисков и угроз при устранении существующих.

Проведение перечисленных процедур вполне осуществимо посредством традиционных проективных методик, а, также посредством использования приемов:

контент-анализа публикаций по отдельным (значимым и важным)  превенционным показателям;

учета аргументов, содержащихся в ранее заключенных нормативных актах различной юридической силы;

исторических аналогий;

построения опережающей информации;

прогнозных сценариев;

фактологического анализа и пр.[14]

Перечисленные приемы должны быть апробированы и при необходимости  подвергнуты экспертизам. Сами получаемые данные должны быть верифицированы либо посредством дополнительных уточняющих опросов, либо посредством квалифицированного оппонирования компетентными специалистами. Это позволит точнее определить время существования превенционного потенциала в его существующем значении, - т.н. сроки упреждения прогноза. 

При определении конкретных искомых значений особое внимание должно быть уделено информативности переменной объекта прогнозирования – то есть реальности и полноты данных о той норме права, политической инициативе или законодательном уложении, которое кладутся в основу избранной параметральной характеристики.

Объективные данные здесь можно получить, взыскательно и изучая источники фактографической информации об объекте прогнозирования и данные о степени компетенции привлекаемого эксперта.

Использование перечисленных приемов в итоге формирует собой некую прогнозную модель, которая вполне обеспечивает получение адекватных и репрезентативных искомых данных и тем самым решить комплексную научную задачу о величине государственного превенционного потенциала.[4,c.424]

Полагая в расчете его величины качественные характеристики приоритетными, нельзя отказываться и от его сугубо количественных показателей.[11]

 Особый интерес при этом должны вызывать значения, получаемые в отношении сугубо военных составляющих. В частности, превенционные возможности вооруженных сил могут характеризоваться различными данными, но обязательными характеристиками при этом должны оставаться:

сведения об общей численностью вооруженных сил (соотносимыми показателями в количестве личного состава, числе воинских формирований, соединений, объединений, сосредоточенными на предполагаемых театрах военных действий);

суммарные характеристики оборонного и мобилизационного потенциала государства;

данные о расходах госбюджета на национальную оборону (в рублях при переводе соизмеряемых величин в соответствующие иностранные валюты);

значения величин расходов на военные НИОКР (аналогично расходам госбюджета);

сведения о ядерном потенциале страны;

информация о наличии в боевом составе Вооруженных сил современных типов (проектов): боевых самолетов и вертолетов (в ед.), танков (в ед.), боевых кораблей, артиллерийского вооружения (в ед.): орудий полевой артиллерии калибром от –75 мм и выше, минометов калибром –82 мм и выше;  иных видов вооружений в соотносимых единицах измерений;

сведениями об экспорте вооружения и военной техники (в натурально-вещественных или стоимостных единицах измерений).

Отдельным образом должно учитываться атомное оружие, поскольку именно оно является оружием сдерживания и используется в обеспечении национальной безопасности. И, хотя возможность его реального применения обусловлена рядом дополнительных факторов, в проводимых замерах оно не может не учитываться в качестве значимой уточняющей величины (а по некоторым параметрам – абсолютной -авт.)

Не должны оставаться вне сферы внимания и духовные силы государства, общества и вооруженных сил. Они выражаются в зрелости самосознания и морального состояния народа и являются крайне важными факторами достижения превенционных устремлений. Этот фактор как бы пронизывает все перечисленные характеристики.

Конечно, количественно оценить духовные силы и моральные возможности крайне затруднительно. В суммарной системе показателей они могут быть отражены весьма условно либо посредством использования социометрических замеров, либо по косвенным показателям, к примеру - по данным, характеризующим уровень развития военной науки [1,с.302] .

Для того чтобы рассчитать интегральное значение УВПП, потребуются специальные методические приемы, поскольку выполнять расчетные операции с разноплановыми абсолютными величинами не всегда возможно. В этой связи необходим, перевод имеющихся данных к относительно единым показателям. Таковым может стать, к примеру, удельный вес конкретного показателя в общей сумме значений по всей группе анализируемых характеристик.

Полученные значения позволят определить средневзвешенные показатели каждого из избранных параметров в условных единицах. В этом случае результаты получаемых расчетов позволят ранжировать полученные данные  по степени их воздействия на совокупный превенционный потенциал и наглядно показать место каждой характеристики в общей массе сведений.

Опыт свидетельствует, что весьма результативным в указанной связи является метод измерения евклидова расстояния [3]

Проведя аналогичные расчеты на основе сходной информации за несколько лет, можно получить ряд значений УВПП для каждой страны и построить временную зависимость этого показателя от различных фоновых параметров, определить вектора развития тех или иных процессов. Выравнивая динамический ряд, можно рассчитать значение УВПП и на перспективу. [9]

Использование перечисленных приемов создает возможность прогнозировать происходящие изменения, увязывать полученные данные с вероятными угрозами и в зависимости от этого формировать правовую политику обеспечения безопасности внутри страны и на международной арене посредством принятия необходимых решений.

Парадоксально, но факт: категория «политико-правовое решение» при очевидной необходимости ее применения, до настоящего времени не являлась предметом научного анализа, хотя и нередко использовалась в научной и учебной литературе. 

Устраняя этот пробел, справедливо определить, что политико-правовое решение - это итог развернутого во времени логико-мыслительного процесса, осуществленного в пределах компетенции субъекта управления, результатом которого стал нормативный акт определенной юридической силы правоустанавливающего, праворегулятивного либо правоприменительного свойства, содержащий постановку целей (задач) управления, а также указания способов и сроков их решения. [15,c.14]

          Политико-правовые решения могут носить отраслевой характер, быть временными либо постоянными, касаться различных объектов правового регулирования. Но их отличительными свойствами является императивность, конкретность, детерминированность сложившимися обстоятельствами, организующее предназначение и властно-волевой характер реализации. [2].

Совокупность рассматриваемых действий, подкрепленная мерами их материально-ресурсного, технического, кадрового, финансового и иных видов обеспечений формирует организационный контур политико-правового механизма обеспечения безопасности государства.

Основные цели и задачи предлагаемого механизма должны основываться на принципах:

приоритета политических методов по отношению –к военно-силовым;

опоры на мнения международных организаций, понимание необходимости и целесообразности осуществляемых действий гражданами страны, общественными организациями, институтами гражданского общества;

предпочтения превентивным и контрольно-профилактическим процедурам;

          адекватности предпринимаемых мер масштабу и характеру угроз.

Участие министерств, служб и других федеральных органов в совершенствовании процедур обеспечения государственной безопасности должно заключаться в разработке и реализации целевых программ, направленных на снижение ущерба от потенциальных угроз, или в поддержании жизнеспособности поднадзорных объектов.

Сущность работы государственных органов и учреждений должна состоять в обосновании, обеспечении, контроле и поддержании оптимальных количественных показателей, характеризующих уровень удовлетворения жизненно важных (оптимально-функциональных) потребностей этих объектов, структур и формирований.

Совершенствование законодательства в сфере обеспечения национальной безопасности целесообразно направить на разработку законопроектов по основам государственной политики в данной сфере, объединенных единым политико-правовым пониманием.

Для подготовки соответствующих концептуальных документов следует создать рабочую группу из представителей Федерального собрания РФ, администрации президента (Совета безопасности) и правительства России, РАН, Российской Академии военных наук, с широким представительством специалистов ФСБ и МВД России, независимых экспертов.

До начала непосредственной работы над документами доктринального уровня желательно провести предварительную подготовку упомянутых ведомств и депутатского корпуса, например, путем проведения с их представителями цикла научных конференций по проблемам отраслевой безопасности. В качестве исходных документов для анализа реально использовать действующие редакции Стратегии национальной безопасности и Военную Доктрину Российской Федерации.

Есть основания полагать, что широкое использование понятия «превенционный потенциал государства» способствует устранению юридических дефектов, имеющихся в этих источниках отечественного права, повысит их авторитет.

Список литературных источников

  1. Анисимов О.С.Основы методологии. –М.: Изд-во АМА. 1994., –С.302.
  2. Атаманчук Г.В.Государственное управление: Учебное пособие. –М., 2000.
  3. Бауэрс Н; Гербер Х.; Джонс Д.; Несбитт С.; Хикман Дж.Актуальная математика / Перевод с английского под редакцией В.К. Малиновского –М.: "Янус-К", 2001. –644 с.
  4. Белов П.Г. Теоретические основы системной инженерии безопасности. –М.: ГНТП "Безопасность". 1996. –С.424.
  5. Власова А.С.Риск как признак предпринимательской деятельности: автореф. дисс. канд. юрид. наук. Специальность 12.00.03 - Гражданское право; Предпринимательское право; Семейное право ; Международное частное право /А. С. Власова ; Науч.  рук. О. М. Олейник. – М., 2009. –30 с.
  6. Гвардейцев М.И.; Кузнецов П.Г.; Розенберг В.А.Математическое обеспечение управления. Мера развития общества. –М.: Радио и связь. 1996. – С. 246.
  7. Головня А.И.Формирование и функционирование политико-правового института обеспечения безопасности государства в пограничных пространствах Российской Федерации. Монография.-М.: НииРИО Пограничной Академии ФСБ России. 2011., –384 с.
  8. Дюбуа Д., Прад А.Теория возможностей. Приложения к представлению знаний. // Русский перевод, 2000., –С. 288.
  9. Каас Р.; Гувертс М.; Дэнэ Ж.; Денут М. Современная актуарная теория риска / Перевод с английского А.А. Новоселова. Под ред. В.К.Малиновского ––М.: "Янус-К"., –2007, – 372 с.
  10. Коленковский А.Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914 г. – М.: Воениздат, 1940. – С. 63—64.
  11. Куницын Н.Н.Экономические методы оценки политических рисков Сборник научных трудов. Серия "Экономика" // Северо-Кавказский государственный технический университет. –Ставрополь, 2002., –155 с.
  12. Меликов В. А.Стратегическое развертывание. –М.: Воениздат., 1939.
  13. 50 лет Вооруженных Сил СССР. – М.: Воениздат., 1968.
  14. Рабочая книга по прогнозированию / Отв. ред. И.В. Бестужев-Лада. –М.: Мысль., 1982.
  15. Социальное управление: Курс лекций. –М., 2000. –С. 14.
  16. Рубцов П. Н.Современные вооруженные силы и их организация. Капиталистическиестраны. –М.: Изд. АГШРККА, 1938.,–С. 120.
Rambler's Top100
НОВОСТИ
13.11.13
4-й номер за 2013 год читать на нашем сайте

18.07.13
Новый, 3-й номер за 2013 год на нашем сайте

06.05.13
Читайте № 1-2 за 2013 год

27.02.13
6-й номер журнала вышел в сеть

30.12.12
5-й номер журнала читайте в онлайн

11.10.12
4-й номер журнала читайте на нашем сайте

24.09.12
«Возвращение русского консерватизма»: презентация новой книги

20.07.12
3-й номер журнала читайте на нашем сайте

06.05.12
Второй номер журнала читайте на нашем сайте

01.03.12
Внимание. 2012 год. 1-й номер на сайте. Читайте

11.01.12
Читайте 6-й номер на сайте журнала

11.12.11
5-й номер журнала — на сайте

18.10.11
№ 4-2011 читайте на сайте журнала

23.08.11
Обновление рубрик

08.07.11
№ 3 за 2011 год читайте на сайте журнала

11.05.11
№ 2 за 2011 год читайте на сайте журнала

20.03.11
№ 1 за 2011 год читайте на сайте журнала

19.01.11
№ 6 за 2010 год читайте на сайте журнала

28.11.10
№ 4-5/2010 на сайте

24.07.10
Третий номер за 2010 год — уже доступен

27.04.10
Институт национальной стратегии реформ искренне поздравляет Сергея Николаевича Бабурина с получением почетного звания "Заслуженный деятель науки Российской Федерации",

10.03.10
Первый номер за 2010 год читайте на страницах сайта

31.01.10
Шестой номер за 2009 год — на сайте

16.12.09
Новый № 5 за 2009 г. выложен на сайт

25.10.09
Новый № 4 за 2009 г. выложен на сайт

03.08.09
Новый № 3 за 2009 г. выложен на сайт

06.05.09
Новый № 2 за 2009 г. выложен на сайт

26.02.09
Новый № 1 за 2009 г. выложен на сайт

04.02.09
Новый № 6 за 2008 г. выложен на сайт

27.01.09
Новый № 5 за 2008 г. выложен на сайт

24.12.08
Новый № 4 за 2008 г. выложен на сайт

18.11.08
Новый № 3 за 2008 г. выложен на сайт

17.11.08
Интернет-сайт журнала «Национальные интересы» возобновляет свою работу

27.05.08
Новый № 2 за 2008 год выложен на сайт

16.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Народ – против игорной зоны»

15.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «Георгиевская лента» в Закарпатье

09.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «В каждом окне российский флаг»

03.05.08
В Гостевой книге читайте выступление постоянного представителя Республики Беларусь в Женеве С. Алейника, посвященное проблемам международной безопасности

03.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Без пиетета»

30.04.08
В рубрике «Копилка» помещена аналитическая записка проф. И. Понкина

25.04.08
В Гостевой книге читайте Комментарий МИД России о Черноморском флоте

23.04.08
Национальные интересы — в регионы!

06.04.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Злые заметки»

04.04.08
В Гостевой книге читайте также интервью с А. Труде, автором книги «Геополитика Сербии»

04.04.08
В Гостевой книге читайте ответы Епископа Рашско-Призренского Артемия газете «Глас Јавности» о перспективах отношений Сербии и Евросоюза

31.03.08
Постсоветское пространство: реалии и перспективы

29.03.08
В Гостевой книге читайте требование «Донбасской Руси» вывести украинских солдат из Косово

26.03.08
В Гостевой книге читайте ответ пресс-секретаря МИД Беларуси по поводу заявления Госдепартамента США

24.03.08
Пребывание С. Коэна и К. ванден Хейвел в Москве

22.03.08
В Гостевой книге читайте Воззвание Русского Содружества о защите Отечественной истории

21.03.08
ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ. Вручение известному американскому ученому и публицисту Стивену Коэну мантии и диплома Почетного профессора РГТЭУ

Rambler's Top100 Журнал Москва ПНВ Народная Воля Правая.ру Интернет-магазин Политкнига
© Все права защищены "Институт национальной стратегии реформ"