Главная Связаться с нами Карта сайта
Главная страница Главная страница
Главная страница О журнале
Главная страница Архив
Главная страница Последний номер
Главная страница Новости
Главная страница Подписка
Главная страница Угол зрения
Главная страница Резонанс
Главная страница Калейдоскоп
Главная страница Культурный фронт
Главная страница Гостевая книга
Главная страница Авторы
Главная страница Контакты
Главная страница РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
Главная страница Копилка
Главная страница Реклама
Институт национальной стратегии реформ Институт национальной стратегии реформ
Об институте
Деятельность института
Материалы «круглых столов» и семинаров
ТРИБУНА
ТРИБУНА — КУЛЬТУРА
ТРИБУНА — ИСТОРИЯ
Главная страница
Главная страница » Институт национальной стратегии реформ » ТРИБУНА » Советский Союз как упущенная возможность...

Советский Союз как упущенная возможность


Профессор российских исследований Университета Нью-Йорка (New York University) Стивен Коэн (Stephen F. Cohen) относится к числу исследователей, для которых историческая истина перевешивает сомнительные достоинства политической конъюнктуры. В первом за 2007 г. выпуске "Трибуны" мы решили познакомить наших читателей с взглядами Коэна на памятные события 1991 г., нашедшими концентрированное выражение в книге "Вопрос вопросов, почему не стало Советского Союза". В этой небольшой по объему книге, написанной в спокойном позитивистском стиле, сгруппированы исторические факты, которые предпочитают обходить молчанием многие ангажированные ученые и публицисты, как у нас в стране, так и за ее рубежами. Коэн выкладывает на суд общественности то, о чем всегда было принято говорить вполголоса. Дабы избежать упреков в необъективности, автор подкрепляет свой текст солидным критико-библиографическим аппаратом, так что любой желающий волен продолжить исследование в заинтересовавшем его направлении. Мы публикуем с сокращениями интервью С. Коэна международному информационно-аналитическому агентству Washington ProFile, кроме этого, отдельные положения интервью иллюстрируются цитатами из вышеупомянутой книги.


Вопрос: Почему исчез Советский Союз?

Коэн: Я недавно опубликовал в Москве книгу на русском языке под названием "Вопрос вопросов, почему не стало Советского Союза". Я предпочитаю не спрашивать: "почему развалился СССР?", потому что эта формулировка предрешает объяснение. Когда говорят, что СССР "развалился", это напоминает конец царизма в 1917 году и создает впечатление, что в этой системе были какие-то страшные дефекты, а ее конец был неизбежным. В своей книге я расследую шесть самых популярных теорий, объясняющих конец Советского Союза. Вопрос этот, кстати, будет изучаться историками еще 100 или 200 лет.

Все главные политические и экономические реформы Горбачёва, произошедшие в решающий период 1985-1990 гг., предлагались, обсуждались и ратифицировались высшими органами коммунистической номенклатуры: Политбюро, ЦК, всесоюзной партийной конференцией, двумя партийными съездами. Эти органы даже проголосовали за отмену практики, обеспечивавшей их номенклатурное превосходство - практики назначения на все важнейшие политические посты - в пользу выборов. И в процессе осуществления этих "плюралистических" реформ эти структуры сами раскололись, раздробились, стали плюралистическими, как и конституционная основа системы - советы.
Это   замечательное   достижение   подводит   нас к самому излюбленному аргументу тех, кто настаивает, что Советский Союз не мог быть реформирован: советская система и демократия были "взаимоисключающими" понятиями, и, следовательно, первая не могла не умереть от второго. Но даже если так, это не означает, что система была абсолютно не реформируема, это означает, что ей была чужда демократизация, что, впрочем, тоже спорно. Сторонники этого аргумента полагают, что разрешённая Горбачёвым ещё до 1989 г. относительная свобода слова, политической деятельности и выборов должна была заставить   массовые   антисоветские  настроения  - долгое время подавляемые и обычно считающиеся атрибутом оппозиционного системе "гражданского общества" - смести систему как незаконную и заменить её чем-то принципиально несоветским.
Неудивительно, что за это двойное объяснение (нереформируемости системы и кончины СССР) ухватились Ельцин и его союзники в конце 1991 г., когда они сбрасывали с корабля истории горбачёвскую перестройку и разбирали на части Союз. В работах многих западных учёных и комментаторов, особенно американских, с тех пор утвердилось незыблемое мнение, что последние годы существования СССР были временем "нарастающей революции снизу", "подлинно народной революции", "народно-демократической революции". В соответствии с этим мнением, рядовые граждане страны Советов отвергли социализм, совершив "как бы массовое внутреннее дезертирство" и "величайшую в истории бескровную революцию с целью устранения советского режима".
На самом деле, никакой антисоветской революции снизу никогда не было, во всяком случае, в России, о которой преимущественно идёт речь в этих утверждениях. В 1989-91 гг. действительно можно было наблюдать рост народной поддержки демократических и рыночных преобразований, а также протестов против диктата КПСС, коррупции и злоупотреблений в партийно-государственном аппарате и экономического дефицита. Но объективные данные, в частности данные опросов общественного мнения, показывают, что огромное большинство советских граждан (порядка 80%, а по некоторым вопросам ещё больше) по-прежнему было против рыночного капитализма и поддерживало основополагающие социально-экономические ценности советской системы, среди которых: государственная собственность на землю и другие экономические объекты общенационального значения, государственное регулирование рынка, контроль за потребительскими ценами, гарантия занятости, бесплатное образование и здравоохранение. Или, как выразился один российский историк, "подавляющее   большинство   населения   разделяло идеи "социалистического выбора"".

Я считаю, что Советского Союза не стало из-за трех важнейших факторов. Первый фактор, который был решающим - экономические и политические реформы Горбачева в форме довольно серьезной демократизации коммунистической системы. Эти реформы начались в 1985 году и достигли своего апогея в 1990-м. К этому времени Горбачев, фактически, разобрал коммунистическую систему на части и ослабил государственный контроль над экономикой. Все это позволило сыграть свою роль и другим факторам. Некоторые говорят, что СССР привел к его финалу национализм, другие утверждают, что причиной стали массовые волнения. Но ни тот, ни другой фактор без перестройки и гласности не был бы возможен.
Вторым главным фактором стало появление Бориса Ельцина, что привело к политической борьбе двух очень сильных политиков: чрезвычайная жажда реформ Горбачева против чрезвычайной жажды власти Ельцина. Этот конфликт привел к тому, что Ельцин приехал в Беловежскую Пущу и ликвидировал Советский Союз, чтобы полностью обессилить Горбачева.

Неверным является и утверждение, будто бы антисоветская "Августовская революция" 1991 г. предотвратила попытку государственного переворота, устроенного силовыми структурами с целью навести порядок в стране. Вопреки этому не менее распространённому мифу, никакого "общенационального сопротивления" путчу не было. Даже в ельцинской Москве, при всём героизме и решимости её защитников, едва ли один процент граждан активно противостоял трёхдневной танковой оккупации столицы, а в провинциальных городах, в сельской местности и за пределами Российской Федерации процент сопротивления был ещё ниже. Остальные 99%, по свидетельству авторитетного наблюдателя, "лихорадочно скупали макароны и делали вид, что ничего не происходит", или, как сообщал посол Великобритании, выжидали с намерением "посмотреть, куда кошка прыгнет". Каков бы ни был реальный процент, даже лидеры оппозиции путчу знали, "как мало народа" вышло на улицы поддержать их. (Так, например, призыв Ельцина ответить на путч всеобщей забастовкой практически не нашёл отклика в массах.)
Итак, у нас не осталось больше теоретических или концептуальных оснований полагать, что советская система была нереформируемой и, значит, как стало принято говорить, "обречённой" с самого начала горбачёвских реформ. На самом деле, если вопрос сформулировать должным образом, без традиционного идеологического подхода, и тщательно изучить в свете тех изменений, которые действительно произошли, особенно в период 1985-90 гг., то есть, до того как кризисы дестабилизировали страну, то окажется, что она была замечательно реформируемой.


Но остается важный вопрос: У Ельцина не было ни армии, ни политической партии... как он мог положить конец ядерной сверхдержаве с населением 300 млн. человек, вопреки воле советской элиты и государственной номенклатуры? Как эта элита могла допустить конец той системы, которая давала им власть и богатство?
И здесь следует упомянуть третий решающий фактор. Борьба за собственность началась еще в конце советской эпохи - в конце 1980-х годов. В 1990 и 1991 годы высшая, министерская, партийная и даже военная элита активно занималась захватом государственной собственности, и поэтому эти люди не были заинтересованы в сохранении СССР. Они просто смотрели в другую сторону, пока Ельцин и Горбачев боролись друг с другом, что и привело к концу советской системы.

Вопрос: Как бы сегодня выглядело постсоветское пространство, если бы Советский Союз был сохранен?

Коэн: Все бы зависело от ответа на главный вопрос: продолжалась бы та реформация, которую запустил Горбачев? Или произошел бы очередной путч, как неудавшийся путч августа 1991 года, который бы и остановил все это?
При первом сценарии СССР все равно бы сократился в размерах. Из него бы вышли страны Балтии, возможно, и Грузия. Я не знаю, как бы повела себя Украина - там сложилась уникальная ситуация, которая диктовалась больше политикой элиты, чем общественным мнением. Республики Средней Азии остались бы в Союзе и продолжали бы свою демократизацию. Кстати демократизация среднеазиатских республик началась под воздействием Горбачева и завершилась с концом СССР, после чего эти страны двинулись обратно к авторитаризму. Так что новый, реформирующийся СССР состоял бы из 8-10 республик, сохраняя большинство прежних ресурсов, территорий и населения.

К началу 1990-х гг. десятилетиями царившие жесткие догмы сталинизма, а затем ленинизма в основном уступили место социал-демократическим и другим "универсальным" убеждениям западного образца, которые мало чем отличались от либерально-демократических. То, что раньше считалось ересью, стало официальной советской идеологией, одобренной недавно избранным Съездом народных депутатов и даже очередным, пусть и не вполне отказавшимся от прежней веры, Съездом КПСС. А главное, правительственная идеология больше не являлась обязательной даже в таких некогда священных областях, как образование и официальная коммунистическая печать. "Плюрализм" убеждений, в том числе религиозных, был отныне официальным лозунгом момента и всё более явной реальностью.


Когда организаторы августовского путча ввели войска в центр Москвы, большинство республиканских лидеров, которые до этого действовали так, как будто они были полностью независимыми, немедленно ушли в тень или даже начали сотрудничать с путчистами. Другими словами, они боялись Москвы. Все поменялось только тогда, когда Москва, в лице Ельцина, заявила, что они ей больше не нужны, она не собирается субсидировать их и т.д. Заметьте, что СССР распустили три славянские республики, ни одна другая республика в этом деле никакой роли не играла - ни прибалты, ни кавказцы, ни среднеазиаты. В то же время, лидер Казахстана Назарбаев хотел сохранить Советский Союз.
Новая советская экономика, наверное, была бы нестабильной, но функционирующей, она бы включала и рыночные и государственные элементы. Вероятно, она бы напоминала то, что пытается создать сегодня Владимир Путин. С другой стороны, если реформация Советского Союза сошла бы с рельсов - это могло произойти только насильственным путем - то в СССР бы возник диктаторский режим. Но если бы реформы продолжались, то СССР выглядел бы весьма неплохо.

Вопрос: Как и почему изменялись российско-американское отношения?

Коэн: Я считаю, что нынешние отношения между США и Россией можно назвать очень плохими.  Весьма значительная доля вины лежит на США. Нынешняя американская политика по отношению к России началась в 1990-е годы. Проблемы возникли из-за того, что администрация Клинтона решила относиться к России, как к государству, побежденному в Холодной войне.
Когда Холодная война официально закончилась, на Мальте в 1989 году президент Джордж Буш-старший и Горбачев совместно заявили, что в этом конфликте победили обе страны, потому что закончили враждовать, и что здесь побежденных быть не может. После декабря 1991 года, с концом СССР, Буш начал говорить, в основном, из-за политической обстановки в США, что США победили в Холодной войне - однако, в то время эти слова не имели серьезных последствий.

Как уже отмечалось ранее, многие западные специалисты не только допускали, что советская экономика могла быть реформирована, но и предлагали свои собственные рецепты преобразований. Утверждения о нереформируемости были ещё одной позднейшей выдумкой российских политиков (и их западных покровителей), решивших нанести фронтальный удар по старой системе с помощью "шоковой терапии".
И снова мы должны обратиться к понятию "реформа". Если оно означало, в данном случае, переход к полностью приватизированной и стопроцентно рыночной капиталистической экономике, то тогда советская экономическая система, конечно, была нереформируемой; её можно было только полностью заменить. Некоторые самозваные западные советники ещё в 1991 г. настаивали на необходимости сделать это и потом не могли простить Горбачёву, что он к ним не прислушался. Но среди советских политиков и политических аналитиков, включая радикальных реформаторов, в то время было очень мало сторонников такой идеи. Подавляющему большинству из них гораздо ближе была цель, провозглашённая Горбачёвым и всё более настойчиво им повторяемая: "смешанная экономика" с "регулируемым", но при этом "современным полнокровным рынком", которая предоставила бы "экономическую свободу" гражданам и "равные права" всем формам собственности, но по-прежнему могла называться социалистической. Разногласия, возникавшие в этой связи между советскими реформаторами, в большинстве своём, касались темпа и методов преобразований.


Следующий президент США Билл Клинтон принял этот подход. Он провел аналогию между посткоммунистической Россией и Германией с Японией после Второй Мировой войны. Некоторые из нас предупреждали, что подобные сравнения глупы. Во-первых, Холодная война не кончилась бы без Горбачева, поэтому Россия заслуживает похвалы. Во-вторых, Россия слаба сегодня, и поэтому с ней можно делать что угодно, но со временем она поднимется на ноги и затаит обиду на то, как с ней обращались после распада СССР. Именно это и произошло.
Администрация Клинтона совершила две главные ошибки. Во-первых, она пыталась контролировать процесс реформ в России, говоря Москве что делать, а чего не делать. Вашингтон посылал в Россию колоссальное количество советников. Американцы сидели в российских министерствах и писали законы, то есть вмешивались в интимные внутренние дела страны, в которые ни одно иностранное государство не имеет право вмешиваться. Естественно, должна была последовать обратная реакция, особенно после таких катастроф, которые произошли в России в 1990-е годы.

И здесь мы вплотную подходим к последней версии кончины Советского Союза, трактующей события следующим образом: на рубеже 1980-х и 1990-х гг. небольшой, но занимающий стратегически выгодную позицию сегмент номенклатуры был занят тем, что вовсю "приватизировал" огромные богатства СССР, "плохо лежавшие" в результате экономических реформ Горбачёва. Представители этого сегмента, по общим оценкам, "превращали власть в собственность", а значит, потенциально, в ещё большую власть. Следовательно, они были мало или вовсе не заинтересованы в защите государства, чьи активы они растаскивали.


США совершили еще одну ошибку в те времена. Она не менее серьезна, чем первая, однако про нее многие забывают. В 1990-1991 годы, когда Буш-старший попросил Горбачева разрешить вступление воссоединеной Германии в НАТО, и Горбачев согласился, Буш пообещал Горбачеву и России, что "НАТО не двинется ни на дюйм на Восток."  В России говорят, что это надо было бы вписать в текст соглашения, но мне кажется, что Горбачев имел наивное представление о США. Несмотря на американскую клятву, Клинтон все-таки начал расширять НАТО на восток, и этот процесс продолжается сегодня, что приводит к обострению российско-американских отношений, в частности, из-за вопросов с Украиной и Грузией.
Нельзя забывать, что блок НАТО является военным альянсом, в него входят республики бывшей Советской Прибалтики, НАТО стучиться в дверь Украины, а американские военные базы находятся в Средней Азии. В результате, Россия чувствуют себя окруженной. До того момента, пока НАТО не остановит свою экспансию на восток, отношения между Россией и Западом не стабилизируются.

К 1991 г. процесс этот распространился вширь: за пределы Москвы, в провинцию и республики, - и вглубь: от отдельных конфискаций к приватизации нефтяных и прочих ископаемых ресурсов, крупных промышленных предприятий, банков, экспортно-импортных и торговых сетей, а также недвижимости. Характерно, что министры, как правило, приватизировали и коммерциализировали свои отрасли промышленности, руководители финансовых учреждений - свой капитал, директора заводов - свои предприятия, а партийные функционеры - огромные активы компартии. (Сегодня невозможно сказать, какое количество приватизационных сделок было совершено с участием "криминальных" элементов, вышедших из недр "теневой" экономики, или экономики "чёрного рынка".) И хотя официально приватизация была объявлена позже, при Ельцине, в постсоветские 1990-е гг., уже к концу 1991 г. "стихийные" захваты собственности, как их называли, поглотили значительные участки советской экономики стоимостью в миллиарды долларов и грозили вылиться в "подлинную вакханалию перераспределения".


Ельцин не сопротивлялся Западу - у него были свои причины поступать так, и экономические, и психологические. Ельцин подсознательно понимал, что нелегитимно ликвидировал СССР и отдал богатства государства небольшой группе олигархов. Ему нужно было, чтобы кто-то его поддерживал - Клинтон это и делал, в отличие от подавляющего большинства россиян.
Когда к власти пришел  Путин, Вашингтон начал догадываться, что новый президент России далеко не Ельцин, что США, естественно, не понравилось. Пока в США вызревали эти чувства, российская элита могла бы себя вести по-другому и может быть даже могла повлиять на американскую политику по отношению к России. Но российская элита этого не сделала. Она просто реагировали на то, что в 1990-е годы США и НАТО с ней поступили нечестно.


Washington Profile (www.washprofile.org).

Rambler's Top100
НОВОСТИ
13.11.13
4-й номер за 2013 год читать на нашем сайте

18.07.13
Новый, 3-й номер за 2013 год на нашем сайте

06.05.13
Читайте № 1-2 за 2013 год

27.02.13
6-й номер журнала вышел в сеть

30.12.12
5-й номер журнала читайте в онлайн

11.10.12
4-й номер журнала читайте на нашем сайте

24.09.12
«Возвращение русского консерватизма»: презентация новой книги

20.07.12
3-й номер журнала читайте на нашем сайте

06.05.12
Второй номер журнала читайте на нашем сайте

01.03.12
Внимание. 2012 год. 1-й номер на сайте. Читайте

11.01.12
Читайте 6-й номер на сайте журнала

11.12.11
5-й номер журнала — на сайте

18.10.11
№ 4-2011 читайте на сайте журнала

23.08.11
Обновление рубрик

08.07.11
№ 3 за 2011 год читайте на сайте журнала

11.05.11
№ 2 за 2011 год читайте на сайте журнала

20.03.11
№ 1 за 2011 год читайте на сайте журнала

19.01.11
№ 6 за 2010 год читайте на сайте журнала

28.11.10
№ 4-5/2010 на сайте

24.07.10
Третий номер за 2010 год — уже доступен

27.04.10
Институт национальной стратегии реформ искренне поздравляет Сергея Николаевича Бабурина с получением почетного звания "Заслуженный деятель науки Российской Федерации",

10.03.10
Первый номер за 2010 год читайте на страницах сайта

31.01.10
Шестой номер за 2009 год — на сайте

16.12.09
Новый № 5 за 2009 г. выложен на сайт

25.10.09
Новый № 4 за 2009 г. выложен на сайт

03.08.09
Новый № 3 за 2009 г. выложен на сайт

06.05.09
Новый № 2 за 2009 г. выложен на сайт

26.02.09
Новый № 1 за 2009 г. выложен на сайт

04.02.09
Новый № 6 за 2008 г. выложен на сайт

27.01.09
Новый № 5 за 2008 г. выложен на сайт

24.12.08
Новый № 4 за 2008 г. выложен на сайт

18.11.08
Новый № 3 за 2008 г. выложен на сайт

17.11.08
Интернет-сайт журнала «Национальные интересы» возобновляет свою работу

27.05.08
Новый № 2 за 2008 год выложен на сайт

16.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Народ – против игорной зоны»

15.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «Георгиевская лента» в Закарпатье

09.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «В каждом окне российский флаг»

03.05.08
В Гостевой книге читайте выступление постоянного представителя Республики Беларусь в Женеве С. Алейника, посвященное проблемам международной безопасности

03.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Без пиетета»

30.04.08
В рубрике «Копилка» помещена аналитическая записка проф. И. Понкина

25.04.08
В Гостевой книге читайте Комментарий МИД России о Черноморском флоте

23.04.08
Национальные интересы — в регионы!

06.04.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Злые заметки»

04.04.08
В Гостевой книге читайте также интервью с А. Труде, автором книги «Геополитика Сербии»

04.04.08
В Гостевой книге читайте ответы Епископа Рашско-Призренского Артемия газете «Глас Јавности» о перспективах отношений Сербии и Евросоюза

31.03.08
Постсоветское пространство: реалии и перспективы

29.03.08
В Гостевой книге читайте требование «Донбасской Руси» вывести украинских солдат из Косово

26.03.08
В Гостевой книге читайте ответ пресс-секретаря МИД Беларуси по поводу заявления Госдепартамента США

24.03.08
Пребывание С. Коэна и К. ванден Хейвел в Москве

22.03.08
В Гостевой книге читайте Воззвание Русского Содружества о защите Отечественной истории

21.03.08
ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ. Вручение известному американскому ученому и публицисту Стивену Коэну мантии и диплома Почетного профессора РГТЭУ

Rambler's Top100 Журнал Москва ПНВ Народная Воля Правая.ру Интернет-магазин Политкнига
© Все права защищены "Институт национальной стратегии реформ"