Главная Связаться с нами Карта сайта
Главная страница Главная страница
Главная страница О журнале
Главная страница Архив
Главная страница Последний номер
Главная страница Новости
Главная страница Подписка
Главная страница Угол зрения
Главная страница Резонанс
Главная страница Калейдоскоп
Главная страница Культурный фронт
Главная страница Гостевая книга
Главная страница Авторы
Главная страница Контакты
Главная страница РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
Главная страница Копилка
Главная страница Реклама
Институт национальной стратегии реформ Институт национальной стратегии реформ
Об институте
Деятельность института
Материалы «круглых столов» и семинаров
ТРИБУНА
ТРИБУНА — КУЛЬТУРА
ТРИБУНА — ИСТОРИЯ
Главная страница

З.А.Станкевич

РАЗРЫВ С ЕЛЬЦИНИЗМОМ КАК УСЛОВИЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ

Это верно, что великодержавность – органическое свойство России (курсив мой – З.С.), ее социального и политического устройства, способа реализации и образа поведения, ее исторического пути, ее прошлого, настоящего и будущего1. Без великодержавности нельзя представить себе ни суверенной российской государственности, обеспечивающей эффективный контроль над огромной евразийской территорией и поддерживающей социальный мир, стабильность и порядок в многонациональной, многоконфессиональной стране, ни поступательного развития России во всех сферах экономической, политической, общественной и культурной жизни, ни, наконец, достойного места Государства Российского в мире со всеми вытекающими из данного факта последствиями.
      Именно по этой причине, в конечном итоге, обречены на провал любые попытки лишить Россию ее великодержавной сути, когда бы и под какими бы лозунгами таковые не предпринимались. Взять хотя бы антицаристскую (антиимперскую) борьбу российских «демократов» начала ХХ века (в спектре от «мягкотелых» буржуазных либералов до «твердокаменных» большевиков–коммунистов), проходившую под завораживающими лозунгами народолюбия, социально–экономического, политического и национального освобождения, и закончившуюся военно-политической катастрофой, фактическим разрушением государства в результате двух «победоносных» революций 1917 года (без Февраля определенно не было бы и Октября), масштабной иностранной интервенцией и кровопролитной гражданской войной 1918–1920 г.г.
      Тем не менее, к захватившим власть в разрушенной стране прагматикам–ленинцам весьма скоро – хватило всего лишь пять лет!2 – пришло осознание того, что они не смогут достичь поставленных целей (прежде всего, эффективно управлять гигантской страной), если не начнут решительно «собирать» Россию, одновременно возвращая утраченный было великодержавный характер ее внутренней и внешней политике –  благо, этому способствовала мессианская коммунистическая идея, которую стали интенсивно воплощать в молодом рабоче-крестьянском государстве, не сильно разбираясь в методах и невзирая на цену, которую за это прийдется заплатить.  И был создан Советский Союз как наиболее оптимальная форма существования исторической России в принципиально новых условиях мирового развития, сформированных итогами I Мировой войны и теми кардинальными экономическими и социально-политическими изменениями на планете, начало которым положила Великая Октябрьская социалистическая революция. В крайне сжатые сроки были проведены масштабные коллективизация и индустриализация, создавшие надежную базу для будущих побед, и не только военных. Было проведено немало других модернизационных мероприятий, позволивших Союзу ССР стать одной из двух мировых сверхдержав не только по форме, но и по содержанию.
      К сожалению, опыт СССР оказался недолговечным, хотя потенциал прогрессивного развития, изначально заложенный в советскую систему, был далеко не исчерпан3. В результате, к началу 90-х годов ХХ века в нашей стране, по сути, повторилась ситуация, которую в свое время уже переживала Российская Империя. То же фактическое поражение в мировом противоборстве – только на этот раз не в «горячей», а в «холодной» войне, что, как показали последующие события, нисколько не лучше военной катастрофы, а по некоторым параметрам – даже хуже нее. То же всеобъемлющее разложение элит – будь то номенклатура правящей партии, госаппарат, военно-силовая «аристократия» или прикормленная властью интеллигенция. Та же борьба за разрушение «до основания, а затем…» либеральных «большевиков», при активной поддержке «розовых» коммунистов и мощных сил извне. Тот же раздирающий общую государственность национализм окраин, те же распаляющие массы лозунги «антиимперской борьбы», под которыми чаще всего скрывали примитивную борьбу за власть и собственность … .
      Были, конечно, и различия, но они по большей мере касались особенностей времени (конец ХХ века) и связанных с ним новых возможностей, а по сему могли лишь несколько «облагородить» переход страны к принципиально иной системе жизненных координат (по меньшей мере, позволили обойтись без обильного кровопролития), но никак не изменить суть происходящего. Так, в частности, главным внешним «спонсором» ослабления и внутреннего подрыва России, только теперь уже в облике СССР, выступала не дряхлеющая, сама стремительно идущая к военному и государственному краху кайзеровская Германия, как это было в начале минувшего столетия, а процветающие, находящиеся в зените мощи и влиятельности Соединенные Штаты Америки, обладающие такими финансовыми, материальными и информационными ресурсами, которые позволяют этой сверхдержаве вполне мирно и абсолютно безнаказанно вмешиваться во внутренние дела практически любого государства мира.
       Существенно изменился также «инструментарий» расшатывания устоев – если в 1916-1917 г.г. основную роль в антиправительственной пропаганде играли листовки и агитаторы-одиночки, то в 1990-1991 г.г. всю тяжесть этой «работы» брали на себя, как правило, журналисты государственных (!) СМИ (других в СССР в то время просто не было, либо они охватывали только столичный регион), которые, вместе с новоявленными оппозиционерами и в унисон с  «вражескими голосами» типа радио «Свобода», дружно крошили не столько ненавистную им общественно-политическую систему, сколько само Государство Российское. Чем, спрашивается, существенно отличаются призывы большевиков к поражению собственного правительства (фактически – собственной страны!) в империалистической войне начала ХХ века от призывов российских «демократов» голосовать против сохранения Союза ССР на референдуме 17 марта 1991 года?
      Неудивительно поэтому, что политический режим, который привели к власти в России эти силы, был антивеликодержавным по своей сути. Возглавивший его Б.Н.Ельцин фактически с первых же дней своего почти десятилетнего правления стал проводить политику, нацеленную на последовательное вытравливание из общественной, политической и государственной жизни страны не только всего советского (что понятно, если учесть откровенно антисоветский, антикоммунистический характер новой власти), но и всего специфически русского (российского), т.е. великодержавного. И не суть важно, что вся эта политика достаточно искусно обосновывалась необходимостью укрепления демократических завоеваний, свободы слова, защиты прав человека, внедрения рыночной экономики, формирования новой федерации, создания гражданского общества и т.д. Главное,  что данные политические решения, равно как изданные для их практического воплощения указы, распоряжения, постановления и другие юридические акты неумолимо приближали реализацию “голубой мечты” всех противников исторической России (как внутри страны, так и за ее пределами) – максимально «разрыхлить» молодое государство, сделав его тем самым более доступным для решающего иностранного экономического и политического влияния, превратить правопреемницу Советского Союза в рядового, «ординарного» члена мирового сообщества, заставить её жить по правилам т.н. цивилизованного, а точнее - западного мира, лишить ее права иметь и отстаивать самостоятельные, т.е. не согласованные с мировым гегемоном интересы даже в ближнем зарубежье, или, другими словами, в зоне традиционного и совершенно естественного российского влияния, осуществлять полностью независимую внутреннюю и внешнюю политику государства, и многое другое.
      В подтверждение вышеизложенного достаточно напомнить лишь некоторые, наиболее яркие эпизоды из практики ельцинизма, часть из которых, к сожалению, многими современниками изърядно подзабыта, а молодому поколению – вообще не известна. Например, то, что в 1990-1991 г.г. одним из главных приоритетов Ельцина и его политической команды была всемерная поддержка в их борьбе с союзным Центром рвущихся к власти т.н. демократических, а фактически – националистических, сепаратистских, в большинстве своем откровенно антироссийских, антирусских сил в республиках тогдашнего СССР4. Мало того, ельцинистами к этой борьбе, ценой огромных политических и экономических уступок (с точки зрения сохранения единства, территориальной целостности и управляемости страны), были привлечены также российские автономии. Как следствие, в России на целое десятилетие было фактически узаконено существование практически неподвластных федеральному центру «отдельных княжеств» (напр., Татарстана, Башкортостана и др.), а по внешней границе российского государства стал медленно, но последовательно создаваться отчетливый «санитарный кордон», формирование которого совсем недавно, похоже, вступило в завершающую стадию (прошедший в декабре 2005 года в Киеве форум «Сообщество демократического выбора»).
      Не менее деструктивной для России оказалась политика ельцинизма и в других областях жизнедеятельности общества и государства. В частности, в социально-экономической сфере, где за время проведения т.н. радикальных рыночных реформ (1992-1995 г.г.), правящим режимом была создана уникальная, по сути, не имеющая аналогов система разграбления национальных богатств, и на её базе «выведен» немногочисленный, но чрезвычайно могущественный и влиятельный класс богачей-компрадоров, впервые показавших свою истинную силу на президентских выборах 1996 года. Как следствие, формальным главой государства остался прежний президент – сильно больной и уже слабо соображающий Борис Ельцин, а реальная власть в стране на несколько лет перешла в руки «консорциума» приближенных олигархов и их политической обслуги (именно эти люди провели в премьеры мало кому известного Сергея Кириенко, короткое правление которого завершилось финансовой катастрофой в августе 1998 года).
      Или «опыты» в сфере политического обустройства новой России, где специфически понятая целесообразность и властные интересы узкой правящей группы всегда играли главенствующую роль. Много ли размышляли о демократических принципах ближайшие соратники Ельцина, которые, к примеру, не без его ведома  вначале (осенью 1991 года) фактически помогли Джохару Дудаеву свергнуть законное руководство тогдашней Чечено-Ингушской автономной республики (под предлогом того, что это руководство, якобы, активно поддержало ГКЧП), а затем, в 1994-1995 г.г. попытались вооруженной силой «исправить ошибку» и теперь уже свергнуть самого сепаратиста Дудаева. И всего лишь для того, чтобы в 1996 году сесть с теми же сепаратистами за стол переговоров и подписать с ними «мирный договор», узаконивший появление на карте России никому не подконтрольной Ичкерии и приведший, в итоге, ко второй Чеченской войне?
      Ещё более ярким и характерным было отношение ельцинистов к нарождающемуся в новой России парламентаризму. Мало того, что ни сам Ельцин, ни его администрация и подконтрольное ему правительство никогда не рассматривали молодой российский парламент (будь то вполне демократический Верховный Совет или не менее демократическая Государственная Дума) в качестве равноправного партнера, самостоятельной ветви власти, важнейшего органа народного представительства, с мнением которого необходимо считаться при любых обстоятельствах – и тогда, когда он находится под полным контролем правящей политической силы, и тогда, когда в нем «правит бал» оппозиция. Первый российский президент и его единомышленники всегда подходили к парламенту всего лишь как к одному из инструментов реализации своей собственной политики, и не более того. Когда этот «инструмент» давал сбой (т.е. не действовал в нужном для правящей группировки направлении), он, как правило, подвергался жесткому прессингу, вплоть до угрозы роспуска либо применения иной меры радикального воздействия. Например, так, как это было в сентябре-октябре памятного 1993 года, когда, ради собственного политического выживания, Ельцин решился на государственный переворот и публичный расстрел тогдашнего парламента из танковых орудий. И это был не единичный случай – мало кому известно, что Ельцин пытался ещё раз незаконно избавиться от неугодного парламента – на этот раз Госдумы, которая в марте 1996 года решилась принять два не устраивающие режим постановления, относящиеся к судьбоносным событиям 1991 года5. Тогда лишь твердая гражданская позиция силовых структур государства спасла страну от новой, возможно, не менее острой, чем в 1993 году, конфронтации.
      Перечисление подобных примеров из колоритной политической практики ельцинского правления можно было бы ещё продолжать, охватывая все новые и новые сферы государственной и общественной жизни. Однако, дело не в этом. Важно понять, что каждый год, месяц и день нахождения у власти Ельцина и его команды лишь делали все более призрачной перспективу возвращения России на рельсы нормального развития («нормального», т.е. соответствующего историческому пути, традициям и национальному менталитету страны). И, наоборот, любой шаг прочь с «ельцинского курса» (направление, на мой взгляд, сегодня не имеет принципиального значения – это может быть и приспособленный к местным условиям вариант государственного капитализма, и, что более вероятно, некая новая, специфически российская версия современного рыночного социализма), в конечном итоге, только приближает завершение того глубокого  и всеобъемлющего кризиса, в котором Россия пребывает  последние почти двадцать лет.
      Поэтому, хотя сменивший Ельцина на посту главы государства В.В.Путин пока (!) не подвергает публичной критике своего предшественника (нет сомнений, что рано или поздно это произойдет), все основные, значимые политические решения нового руководства России являются прямым или косвенным отрицанием практики ельцинизма – начиная с таких символических шагов как фактическое возвращение в обиход гимна СССР и реальное осуждение олигарха М.Ходорковского, и, кончая, такими «заземленными» вещами как военно-политическая стабилизация в Чечне и «укрощение» региональных баронов. Можно, конечно, спорить о методах и эффективности этих мер, но факт остается фактом: путинская Россия – это далеко уже не ельцинская Россия с ее внутренним хаосом и непредсказуемостью. Постепенно возвращаются на  традиционные для нашей страны позиции государство и его основные институты, начинают вырисовываться контуры будущей политической системы с традиционным для российских условий доминированием одной партии, продолжается тихая, поэтапная перестройка федерации в направлении традиционной для России модели  отношений между столицей и провинцией. Идет интенсивный поиск новых места и роли России на международной арене.
      Словом, движение «от ельцинизма» отчетливо ощущается на всех направлениях общественной и государственной жизни страны.   Может быть, оно идет еще не теми темпами и не в тех формах, как это  хотелось бы большинству граждан России (это вопрос конкретных обстоятельств и политической тактики руководства страны), но это движение не заметить уже просто  нельзя. И это прекрасно понимают влиятельные силы в стране и за ее пределами, которые кровно не заинтересованы в действительном возрождении России. Отсюда истерика по практически любому поводу – будь то формирование Общественной палаты, содержание законопроекта о неправительственных организациях или попытки перевести отношения с соседними государствами на более рациональную, соответствующую современным реалиям основу.
      Реакция этих сил ценна уже тем, что она почти безошибочно сигнализирует о соответствии (или несоответствии) той или иной меры руководства страны ее подлинным национальным интересам. Если, к примеру, какое либо решение президента или правительства яростно критикует такой рупор московской либеральной интеллигенции, каковым является популярная радиостанция «Эхо Москвы», то можно с большой долей уверенности считать это решение правильным. И, наоборот, если ту или иную меру активно хвалят – значит, она принята явно не в пользу России, большинства ее населения. В этом как раз и заключается принципиальная разница между ельцинской и путинской политиками: первая всегда была ориентирована на активное, но эгоистическое меньшинство и, как правило, игнорировала коренные интересы большинства россиян (даже выраженные путем прямого волеизьявления, как это было на референдумах 1991 и 1993 годов), тогда как вторая с самого начала искала опору в поддержке т.н. среднего россиянина, по возможности учитывая его запросы и устремления, а с остальными считалась лишь постольку, поскольку это требовали интересы сохранения общественно-политической стабильности и соображения внешнеполитического характера. Не в этом ли следует искать одну из главных причин тех болезненных поражений, которые в годы путинского правления постигли право-либеральные силы России?
      Нет сомнений в том, что в ближайшие несколько лет (как минимум, до весны 2008 года) отход от ельцинизма в российской политике не только продолжится, но и значительно усилится. К этому, собственно, ведет вся внутренняя логика развития страны в ХХI веке. А своеобразной «точкой невозврата», скорее всего, станет реальное появление на политической карте мира новой державы – российско-белорусского Союзного государства. Значение этого грядущего события переоценить невозможно – оно выйдет далеко за рамки простого объединения двух независимых государств, существенно изменит не только жизнь россиян и белоруссов, но и многих других народов бывшего СССР, обязательно скажется на ситуции в Европе и мире, где вновь, как это было уже неоднократно в нашей истории, появится центр геополитического притяжения, способный, в отдаленной перспективе, решительно изменить существующий, прямо скажем – не самый совершенный, справедливый и гуманный миропорядок.  

Январь 2006 г.

Россия державная: В 2 ч. Ч.1 / Под ред. Ю.М.Осипова, М.М.Гузева, Е.С.Зотовой. - М.; Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. - 472 с.

1 См.: Концептуальные предпосылки научной дискуссии на II Малом университетском форуме «Россия – великая держава (вызовы современности и поиски актуального россиеведения)». – М.: МГУ,  7-9 декабря 2005 г., п.1.
2 Возможно, именно реальная жестокость революционных потрясений начала прошлого века и стала тем главным «отрезвителем», который позволил Советской России быстро вернуться в русло традиционного для страны великодержавного развития, что, собственно, и обеспечило огромные успехи СССР в 30–е – 70–е годы ХХ столетия.
3 См.: Стивен Коэн. Можно ли было реформировать советскую систему? – М.; АИРО–ХХ, 2005.
4 Подробнее см.: Зигмунд Станкевич. История крушения СССР: Политико-правовые аспекты. – М.: Изд-во МГУ, 2001, 320 стр.
5 С.Н.Бабурин. Мир империй:Территория государства и мировой порядок. – СПб.: Изд-во Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2005, стр. 546-550. 

Rambler's Top100
НОВОСТИ
13.11.13
4-й номер за 2013 год читать на нашем сайте

18.07.13
Новый, 3-й номер за 2013 год на нашем сайте

06.05.13
Читайте № 1-2 за 2013 год

27.02.13
6-й номер журнала вышел в сеть

30.12.12
5-й номер журнала читайте в онлайн

11.10.12
4-й номер журнала читайте на нашем сайте

24.09.12
«Возвращение русского консерватизма»: презентация новой книги

20.07.12
3-й номер журнала читайте на нашем сайте

06.05.12
Второй номер журнала читайте на нашем сайте

01.03.12
Внимание. 2012 год. 1-й номер на сайте. Читайте

11.01.12
Читайте 6-й номер на сайте журнала

11.12.11
5-й номер журнала — на сайте

18.10.11
№ 4-2011 читайте на сайте журнала

23.08.11
Обновление рубрик

08.07.11
№ 3 за 2011 год читайте на сайте журнала

11.05.11
№ 2 за 2011 год читайте на сайте журнала

20.03.11
№ 1 за 2011 год читайте на сайте журнала

19.01.11
№ 6 за 2010 год читайте на сайте журнала

28.11.10
№ 4-5/2010 на сайте

24.07.10
Третий номер за 2010 год — уже доступен

27.04.10
Институт национальной стратегии реформ искренне поздравляет Сергея Николаевича Бабурина с получением почетного звания "Заслуженный деятель науки Российской Федерации",

10.03.10
Первый номер за 2010 год читайте на страницах сайта

31.01.10
Шестой номер за 2009 год — на сайте

16.12.09
Новый № 5 за 2009 г. выложен на сайт

25.10.09
Новый № 4 за 2009 г. выложен на сайт

03.08.09
Новый № 3 за 2009 г. выложен на сайт

06.05.09
Новый № 2 за 2009 г. выложен на сайт

26.02.09
Новый № 1 за 2009 г. выложен на сайт

04.02.09
Новый № 6 за 2008 г. выложен на сайт

27.01.09
Новый № 5 за 2008 г. выложен на сайт

24.12.08
Новый № 4 за 2008 г. выложен на сайт

18.11.08
Новый № 3 за 2008 г. выложен на сайт

17.11.08
Интернет-сайт журнала «Национальные интересы» возобновляет свою работу

27.05.08
Новый № 2 за 2008 год выложен на сайт

16.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Народ – против игорной зоны»

15.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «Георгиевская лента» в Закарпатье

09.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «В каждом окне российский флаг»

03.05.08
В Гостевой книге читайте выступление постоянного представителя Республики Беларусь в Женеве С. Алейника, посвященное проблемам международной безопасности

03.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Без пиетета»

30.04.08
В рубрике «Копилка» помещена аналитическая записка проф. И. Понкина

25.04.08
В Гостевой книге читайте Комментарий МИД России о Черноморском флоте

23.04.08
Национальные интересы — в регионы!

06.04.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Злые заметки»

04.04.08
В Гостевой книге читайте также интервью с А. Труде, автором книги «Геополитика Сербии»

04.04.08
В Гостевой книге читайте ответы Епископа Рашско-Призренского Артемия газете «Глас Јавности» о перспективах отношений Сербии и Евросоюза

31.03.08
Постсоветское пространство: реалии и перспективы

29.03.08
В Гостевой книге читайте требование «Донбасской Руси» вывести украинских солдат из Косово

26.03.08
В Гостевой книге читайте ответ пресс-секретаря МИД Беларуси по поводу заявления Госдепартамента США

24.03.08
Пребывание С. Коэна и К. ванден Хейвел в Москве

22.03.08
В Гостевой книге читайте Воззвание Русского Содружества о защите Отечественной истории

21.03.08
ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ. Вручение известному американскому ученому и публицисту Стивену Коэну мантии и диплома Почетного профессора РГТЭУ

Rambler's Top100 Журнал Москва ПНВ Народная Воля Правая.ру Интернет-магазин Политкнига
© Все права защищены "Институт национальной стратегии реформ"