Главная Связаться с нами Карта сайта
Главная страница Главная страница
Главная страница О журнале
Главная страница Архив
Главная страница Последний номер
Главная страница Новости
Главная страница Подписка
Главная страница Угол зрения
Главная страница Резонанс
Главная страница Калейдоскоп
Главная страница Культурный фронт
Главная страница Гостевая книга
Главная страница Авторы
Главная страница Контакты
Главная страница РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
Главная страница Копилка
Главная страница Реклама
Институт национальной стратегии реформ Институт национальной стратегии реформ
Об институте
Деятельность института
Материалы «круглых столов» и семинаров
ТРИБУНА
ТРИБУНА — КУЛЬТУРА
ТРИБУНА — ИСТОРИЯ
Главная страница

Проблема года

  Наступил 2008-й. Как всякий Новый, наступил шумно и весело. Может быть, даже слишком, неприлично шумно и весело — люди старшего поколения впервые на моей памяти жаловались на безумный, адский грохот, сопровождавший «всеношную» гулянку, и не позволивший нормально отдохнуть тем, кто не имел сил или желания продолжить веселье после боя кремлевских курантов. «Казалось, что началась война!» — ворчали те, кто одиножды и на всю жизнь запомнил характерные звуки последней мировой катастрофы.
  Между тем, в явно «матереющем» из года в год (главным образом, благодаря основному создателю нашей виртуальной реальности — всемогущему телевидению), откровенно гипертрофированном новогоднем празднике, действительно, присутствует что-то в высшей мере странное, почти потустороннее. Все чаще возникает ощущение, что некто «Великий и Ужасный» (прямо Гудвин из «Волшебника Изумрудного города») сознательно провоцирует эйфорию, чтобы большинство населения как можно дольше оставалось в состоянии безвредного возбуждения или безмятежного блаженства (кому что ближе!), чтобы граждане, не дай Бог, не использовали эти в общем-то бессмысленные выходные1 для размышлений о насущном, о реальных проблемах своей жизни, о том, что их на самом деле ожидает в наступившем уже году.
  А ожидает их, похоже, немало «интересного». Мягко говоря. Взять хотя бы предсказания серьезнейшего глобального кризиса -  вплоть до Третьей мировой войны (!) — с которыми в последний день Старого года выступил, в частности, известный журналист и политолог Михаил Леонтьев2, считающийся одним из неформальных рупоров правящей партии. Он предупреждает россиян, что «следующий год будет безумно трудным для всех стран и народов мира», поскольку планета, мол, неумолимо движется к «мировому финансово-экономическому коллапсу». Но мы (т.е. Россия) сохраняем некоторый шанс спасти себя и остальной мир, так как, во-первых, подходим к данному неизбежному испытанию «в оптимальном (в политическом смысле) формате» (кто бы сомневался!), а, во-вторых, … стали поставлять Ирану противовоздушные комплексы С-300, чем существенно осложнили жизнь «агонизирующей американской политической и экономической системе», явно ведущей дело к Третьей мировой.
  Леденящие кровь прогнозы доносятся и с противоположного, оппозиционно-патриотического «угла». Здесь тоже преобладают, в целом, мрачные оценки нашего ближайшего будущего и катастрофические сценарии развития событий в стране и вокруг нее. Одну из таких безрадостных картин совсем недавно нарисовал маститый православный аналитик Владимир Карпец3. Правда (в отличие от М.Леонтьева), он видит основную угрозу не в общемировом кризисе, а во внутрироссийском властном раскладе (в том самом «оптимальном политическом формате»), в рамках которого, по его мнению, уже (!) произошла «оранжевая революция сверху» (фактический отказ Владимира Путина от власти и передача ее представителю «либерального лобби» Дмитрию Медведеву). Из этого делается вывод, что нас ожидает новый 17-й год, классическая «ситуация двоевластия» и очередной Октябрь, (почти по В.И.Ленину). По сути, это должно означать: «Россию спасет только полный беспредел, полное отвержение всяких правил, всякой морали». Впрочем, «возможно и иное — война, которая сама сметет все, и в недрах этой войны явится милость» (т.е. вернется Православный Царь)… Каково, а?
  Наконец, мозаику предстоящих российских бед с присущей ему литературно-профессиональной легкостью дополняет вездесущий экономист-вольнодумец Михаил Делягин. Его вердикт: хваленая путинская  стабильность кончилась, а «для перемен нужно иное государство»4. Виновата же в создавшейся ситуации правящая нами бюрократия, «эта новая, силовая олигархия», которая «рассматривает Россию в лучшем случае как «трофейное пространство», и все надсадные разговоры о патриотизме в ее устах — не более чем ритуальная формула …». Оказывается, эта новая олигархия занята, главным образом, «переделом политических и коммерческих активов и … интригами, она органически не способна к управлению, и потому неминуемо опрокинет Россию в жестокий системный кризис, в котором и сгинет». А по сему, все должны серьезно готовиться к этому кризису: «если он застанет здоровую часть общества, лишенную сейчас политического представительства, врасплох точно так же, как разлагающееся заживо государство, — шансов на выживание и у нас, и у нашей России останется совсем немного». Вот так — не больше, но и не меньше!
  Наверное, во всех этих жутковатых предсказаниях есть своя доля правды (духом катастрофизма проникнуты многие серьезные прогнозы на этот год5). Однако, очевидно и другое — с некоторых пор «запугивание добропорядочной публики» стало излюбленным методом не только оппонентов, но и сторонников нынешнего российского режима. При этом каждый это использует для обоснования своих собственных представлений о «правильном жизнеустройстве» страны: кому-то требуется «милость» в лице Православного Царя, кому-то — «иное государство», в котором будет править «здоровая часть общества», а кто-то просто хочет продолжить «оптимизацию» действующего «политического формата»…
  Мне все же представляется, что проблемой года для России в 2008-м будет вовсе не вопрос из внутриполитической повестки дня — даже предстоящие президентские выборы, при всем уважении к этой форме народного волеизъявления, и ожидаемое «переформатирование» верховной власти вряд ли «потянут» на такой уровень сложности и ответственности (просто в стране сегодня объективно отсутствует сила, способная что-либо существенно изменить в уже намеченном раскладе). Скорее всего, «не потянут» на этот уровень и «старые» проблемы международного плана. Такие как, например, ядерная программа Ирана, которая по-настоящему беспокоит разве-что США и их главного союзника на Ближнем Востоке — Израиль, или размещение элементов американской системы ПРО в государствах-членах НАТО Чехии и Польше — эти проблемы, хоть и непростые, но все же могут быть решены в рамках общепринятых политических и международно-правовых процедур (ну, не воевать же нам из-за этого с Америкой, если не вступали с ней в открытую конфронтацию по куда более серьезным, с точки зрения долгосрочных, стратегических интересов страны, вопросам).
  А вот стремительное возвращение в международную «повестку дня» уже чуть подзабытой (после бурной первой половины 90-ых) темы независимости — прежде всего, через «Косовский прецедент» — может достаточно радикально изменить ситуацию в Европе, на постсоветском пространстве и в самой России. Дело в том, что эта тема, которая в мировой политике присутствует практически всегда, неизменно выходит на первый план, как только начинаются «тектонические» геополитические сдвиги  в той или иной части земного шара, либо когда одному или нескольким ведущим глобальным игрокам требуется «подкорректировать» в свою пользу    геополитический баланс в конкретном регионе (регионах).
   Так было в 50-е — 60-е годы ХХ века, когда Советский Союз, путем всесторонней поддержки «национально-освободительной борьбы и стремления к независимости» народов Азии, Африки и Латинской Америки (фактически — стимулируя развал колониальных империй), активно вытеснял своих западных геополитических конкурентов из многих регионов их традиционного влияния. Так происходило и во второй половине 80-х — начале 90-х годов минувшего столетия, когда объединенный Запад активно поощрял развал Советского Союза и СФРЮ, равно как и возникновение на их суверенных территориях множества новых независимых государств. На словах —«в целях поддержки справедливой борьбы народов за свободу и демократию». На деле — ради избавления от влиятельных геополитических конкурентов и занятия их традиционных зон влияния.
  То, что тема независимости вновь «всплывает» спустя столь ничтожное (по историческим меркам) время после последнего фундаментального геополитического передела доброй половины Старого Света (распад «государственного сообщества» Сербии и Черногории тут не в счет — он был «запрограммирован» задолго до того, как произошел формальный «развод» двух братских республик), означает лишь одно — на самом деле, этот передел еще не завершен, поскольку победители в «Холодной войне» не полностью удовлетворены практическими результатами «послевоенной» геополитической трансформации Восточной и Южной (Балканы) Европы. Действительно, получилось не все. Во-первых, не удалось до такой степени ослабить Россию, чтобы она на долгие десятилетия «замкнулась в себе», и в силу этого не могла оказывать должного воздействия на процессы, происходящие в соседних государствах, прежде всего, в бывших республиках СССР. Другими словами, не могла эффективно противодействовать всеобъемлющей вестернизации данных государств, которая, как теперь уже хорошо известно, неизбежно влечет за собой ослабление, а то и разрыв традиционных уз, столетиями связывавших народы этих стран с Россией. 
  Во-вторых, в рекордные сроки геополитически «поглотив» наиболее подготовленные к этому государства Балтии, Запад так и не сумел продолжить свое «триумфальное шествие» в отношение других бывших советских республик. Более того, в некоторых из них (например, в стратегически чрезвычайно важной Белоруссии) он натолкнулся на практически непреодолимое сопротивление местного руководства, поддерживаемого большинством населения. В других новых независимых государствах на пути ускоренной евроатлантической интеграции встали проблемы объективного характера, частично унаследованные от Советского Союза: деление «Запад – Восток» и Крым для Украины, Приднестровье для Молдавии, Абхазия и Южная Осетия для Грузии, Нагорный Карабах для Азербайджана и Армении. Я уже не говорю о сложнейших вопросах иного характера – экономических, социальных, политических, ментально-культурных и других, которые делают перспективу перехода этих государств в лоно западной цивилизации (в обозримом будущем) более чем призрачной.
  В-третьих, вопреки активному стремлению не допустить в какой-либо форме процесс реинтеграции на территории бывшего СССР, США и их европейские союзники все же не смогли удержать ситуацию в рамках хилого и аморфного «беловежского» СНГ. Им пришлось смириться с появлением качественно новых форм реальной интеграции постсоветских государств — например, с созданным в 2000 году Евразийским Экономическим Сообществом (ЕврАзЭС), который, хотя и не претендует ни на какое «надгосударственное строительство», тем не менее, является вполне действенным механизмом, способствующим дальнейшему всестороннему сближению объединившихся государств. Я уже не говорю о неизбежном (в конечном итоге!) российско-белорусском воссоединении, движение к которому особенно пугает западных геополитических «устроителей» постсоветского пространства и их восточноевропейских сателлитов, усматривающих в этом естественном процессе ярчайшее проявление возрождающейся «русской имперскости».
  В-четвертых, не взирая на огромные силы и средства, затраченные на демонтаж югославской федерации, евроатлантистам так и не удалось до конца нейтрализовать Сербию – «становой хребет» бывшей Югославии и, по-прежнему, ключевого игрока на Балканском полуострове. Наоборот, ее фактическое  значение для региона и Европы лишь возрастало по мере того, как эта многострадальная страна продолжала оказывать сопротивление «новому мировому порядку», в том числе, уже при демократических властях (!) — пытаясь не допустить наглого отторжения части своей суверенной территории – края Косово и Метохия. И будет только возрастать, поскольку на примере Сербии явно отрабатывается новый способ расправы над непокорными нациями, к которым, я уверен, давно причислены и русские. Именно поэтому «Косовский прецедент» (а точнее — механизм его создания и распространения на другие «самоопределившиеся» территории) имеет исключительное значение для России, которая просто обязана извлечь соответствующие выводы из сербского «опыта» и непременно воплотить их в свою практическую политику.
  Впрочем, сегодня вряд ли у кого могут оставаться сомнения в том, что западный план по окончательной «суверенизации» заселенной, по преимуществу, албанцами  сербской провинции будет реализован, и вопрос теперь только в выборе оптимального, со всех точек зрения, времени для осуществления намеченного. К сожалению, такова реальность, которую в настоящее время уже не смогут изменить ни  усилия самой Сербии, ни попытки государств, имеющих аналогичные внутренние проблемы, повлиять на процесс в опоре на международное право и международные организации (напр., ООН), ни очевидное, хотя и слишком запоздалое, ужесточение позиции России, которая вновь, как это уже было не единожды в истории, оказалась единственным союзником братьев — южных славян.
  Теперь, на мой взгляд, главное заключается в том, чтобы понять, в состоянии ли Россия (с учетом ее нынешнего социально-экономического, внутригосударственного, внешнеполитического и военно-стратегического положения) активно вмешаться в «косовскую ситуацию», имея ввиду минимизацию (для себя и своих союзников, прежде всего, Сербии) негативных последствий от факта практически неминуемого появления на карте Европы еще одного албанского государства и его признания большинством ведущих стран мира? Вопрос этот не праздный, если учесть, что постсоветская Россия еще ни разу не вступала в полномасштабный конфликт с другим государством или группой государств с целью защиты своих национальных интересов, либо для оказания поддержки своим союзникам. Были резкие заявления, были даже угрозы применения силы, но никогда еще слова не переходили в дело. Кроме, пожалуй, смелого марш-броска наших десантников-миротворцев на Приштину в июне 1999-го, хотя это была, скорее, символическая акция, призванная напомнить западным «союзникам» о российском присутствии в регионе.
  И кое-кто в дальнем и, особенно, в ближнем зарубежье стал привыкать к мысли, что с Россией можно обращаться как с второстепенной державой, что ее можно безнаказанно теснить и выдавливать, что можно не считаться с ее национальными интересами.  Особенно, если сам сидишь под «зонтиком» ЕС и НАТО, или готовишься под него «запрыгнуть», как это совершенно неприкрыто делают Грузия и Украина6.
  Поэтому, если Россия решит всерьез противодействовать «новому балканскому урегулированию», предполагающему натуральное расчленение суверенного государства (кто может дать гарантию, что примеру албанцев со временем не последуют другие нацменьшинства Сербии), то она будет вынуждена существенным образом изменить формы и методы воздействия на происходящее. Во-первых, придется уточнить (для себя и других), в чем же сегодня заключается основной интерес России (национальный, стратегический) на Балканах? В том ли, чтобы, поддержав «европейский выбор» Сербии, фактически помочь США и ЕС «усмирить» эту страну, взамен получив достаточно эфемерные выгоды, по преимуществу, экономического характера, о чем уже вполне откровенно и, добавим от себя, цинично пишет российская пресса7? Или, все таки, попытаться более фундаментально закрепиться на полуострове, оказав всестороннюю помощь и поддержку Сербии в столь тяжелое для нее время? И, тем самым, возобновить старую, добрую русскую традицию бескорыстной помощи попавшим в беду славянским (православным) народам, которая не раз выручала эти народы, в том числе, спасала их от физического уничтожения представителями других цивилизаций. А заодно — укрепляла авторитет и влияние России.
  Кстати, явный перекос в сторону «коммерциализации» нашей внешней политики, когда слишком многое оценивается в категориях материальной выгоды («прорыв на чужие рынки», «экономическая экспансия» и т.д.) — прямая противоположность советскому подходу, неизменно отдававшему предпочтение политико-идеологическим критериям оценки эффективности внешнеполитической деятельности государства, — может сыграть злую шутку с Россией именно в «косовской ситуации». Дело в том, что здесь «на кон» поставлены ценности совершенно иного — нематериального свойства (достоинство нации, независимость и территориальная целостность государства, защита национальных и религиозных святынь, славянская солидарность и др.) и очень многие народы в мире, как дружественные русским, так и не очень, будут внимательнейшим образом следить за нашими действиями в этой «ситуации». И делать из этих наблюдений для себя соответствующие выводы, в том числе, относительно надежности России как союзника (партнера) и ее серьезности как потенциального противника.
  Во-вторых, России придется в некотором смысле пересмотреть свои подходы к использованию норм международного права и возможностей международных организаций в процессе взаимоприемлемого урегулирования «глубинных» конфликтов, подобных косовскому. Такие конфликты в условиях ХХI века, как представляется, вообще не могут быть успешно разрешены с использованием «инструментария», доставшегося в наследство от периода биполярного мира, когда стабильность и безопасность на планете обеспечивалась, главным образом, балансом сил между двумя  сверхдержавами — СССР и США, которые выступали, одновременно, гарантами соблюдения международно-правовых установлений и позитивной, в целом, деятельности международных организаций.
  Сегодня ситуация принципиально иная – вопрос о том, где и как будет действовать (или бездействовать) международное право, и что будет позволено (или не позволено) международным организациям, решают США и их стратегические союзники, прежде всего, Евросоюз. А формальная правопреемница и фактическая наследница мировой сверхдержавы — современная Россия вынуждена непрерывно отстаивать свое право на участие в решении ключевых мировых проблем, «с боем» отстаивать свои позиции даже в тех случаях, когда непосредственно затрагиваются ее жизненные интересы, и, как показывает практика, мириться с тем, что нередко принципиальные решения принимаются без учета или даже вопреки ее мнению (напр., по вопросу о вторжении в Ирак).
  Где же выход? Он, на мой взгляд, может быть найден лишь в новой системе стратегических союзов, которая помогла бы нашей стране хотя бы частично вернуть себе былое влияние на ход мирового развития. Речь идет, прежде всего, об укреплении и дальнейшем приоритетном развитии всестороннего сотрудничества (включая военную сферу) с внеблоковыми странами, которые, в силу разных причин (геополитических, экономических, военно-стратегических и др.), являются важными игроками в своих регионах. Такими, например, как Китай, Индия и, возможно, Вьетнам в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Иран, Сирия и, возможно, будущее Палестинское государство на Ближнем Востоке, Египет и Алжир в Северной Африке, Бразилия, Венесуэла, Куба и, возможно, Чили в Латинской Америке.
  Что касается Европы, то здесь ситуация намного сложнее, поскольку почти все государства континента, за исключением ряда балканских стран и бывших советских республик, уже жестко интегрированы в западную блоковую систему (ЕС — это тоже своего рода блок), а по сему — несвободны в выборе партнеров для стратегического сотрудничества. Отсюда – особое значение Сербии, которая, в силу целого ряда причин объективного и субъективного характера, не только может, но и должна стать главной стратегической союзницей России как на Балканах, так и во всей Южной Европе8.
  Наконец, «ближний круг» или страны СНГ, которые, в большинстве своем, по-прежнему находятся в поиске новой «геополитической парадигмы» (за исключением, пожалуй, только Белоруссии и, отчасти, Казахстана). Их правящие элиты продолжают метаться между Западом и Россией9, прекрасно понимая, что «слугой двух господ» быть, конечно, можно, но недолго. Рано или поздно, придется сделать решающий выбор, ценой которого может стать не только власть и собственность, но и кое-что поважнее. Даже для правителей таких вроде бы уже «определившихся» государств как Грузия, где, согласно данным проведенного недавно плебисцита, вступление страны в НАТО поддерживает 72,5% населения. Сегодня поддерживает, а завтра с таким же азартом проголосует против (благо, в Грузии еще сохранились силы, имеющие смелость инициировать подобное народное волеизъявление10) — как это было, к примеру, на Украине, в ходе двух известных референдумов 1991 года, показавших прямо противоположные результаты.
  Поэтому, выстраивая отношения стратегического партнерства со странами СНГ, Россия должна действовать предельно прагматично не только с экономической, но и с политической точки зрения, жестко и последовательно реализуя универсальный принцип: всякий российский рубль (безразлично – государственный или частный), вложенный в экономику страны-партнера, должен работать, прежде всего, на национальные интересы России. И, наоборот: всякая действительно пророссийская политика должна быть щедро вознаграждена экономически.
  В-третьих, если Россия на самом деле решит «наказать» Запад за создание «Косовского прецедента» и, тем самым, предотвратить (или, по меньшей мере – серьезно затруднить) его распространение на территории других государств, то ей придется действовать предельно нестандартно. Это означает, прежде всего, отказ от  любых «симметричных ответов» на неправомерные действия США и ЕС. В данном конкретном случае — от поспешного формального признания давно и вполне реально существующей независимости Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья11. Этот шаг, если он будет предпринят российской стороной в качестве «ответной меры» на признание Западом независимости Косово, как представляется, ничего существенно не добавит к поддержке давней и совершенно справедливой борьбы народов трех непризнанных республик за право самим определять форму своего государственного существования.
   Наоборот, он сделает такое признание (в обозримом будущем) практически невозможным, поскольку фактически уравняет в глазах мирового сообщества три республики с мятежно-сепаратистской провинцией Сербии, лишит Россию многих важных аргументов  в принципиальном споре с Западом о легитимных путях и методах разрешения подобных конфликтов, усилит ее обвинения в «имперскости» и во вмешательстве во внутренние дела соседних государств, а также даст удобный повод для скорейшей интеграции «пострадавших» в евроатлантические структуры. К тому же, следует задаться вопросом: кто осмелится поддержать Россию на этом пути? Полагаю, что даже среди государств, откровенно симпатизирующих нашей стране, таких окажется немного …
  Однако, существуют и более эффективные пути адекватного воздействия на складывающуюся ситуацию. Такие, например, как заключение между Россией и каждой из трех непризнанных республик полномасштабного (фактически – межгосударственного) договора о дружбе и сотрудничестве, предполагающего, наряду с вопросами экономического, социального, культурного и гуманитарного свойства, также взаимодействие в политической и военной сферах. Понятно, что появление таких договоров первоначально вызвало бы бурю негодования в дальнем и ближнем зарубежье. Но не более того. Со временем и Грузии, и Молдавии (а в опосредованной форме – и Украине) пришлось бы признать, что альтернатив их стратегической ориентации на Москву практически не существует. Как не существует альтернатив их вхождению (наряду с Абхазией, Южной Осетией, Приднестровьем и, возможно, Нагорным Карабахом) в принципиально новое межгосударственное (или межрегиональное, если в процессе реинтеграции верх возьмет региональная составляющая) объединение, которое, рано или поздно, должно возникнуть на территории бывшего СССР.
  Курс на ускоренную реинтеграцию12 постсоветского пространства, собственно, и должен стать центральным элементом новой стратегии России, порожденной «Косовским прецедентом». А ядром этой реинтеграции – возобновление интенсивного строительства Союзного государства Беларуси и России, которое в последние годы, к сожалению, явно пробуксовывает. А ведь могло бы, при соответствующем отношении сторон к делу, принести России и Белоруссии немалые «дивиденды», как в плане укрепления их геостратегического положения, так и в плане экономических и прочих выгод. Но это, как видно, вопрос будущего.
  Но и это еще не все. Картина «возмездия» будет неполной, если Россия не решится на, как минимум, угрозу денонсации ряда существенных для «спонсоров» косовской независимости международных договоров. Недавнее введение нашей страной моратория на участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе показало, что это является весьма эффективным сдерживающим средством против попыток заставить Россию заведомо соглашаться с любым решением, принятым на Западе. Ну, а если Российская Федерация вдруг надумает подвергнуть сомнению правомерность действий должностных лиц, подготовивших и подписавших Беловежские соглашения ?…

* * *
  Премьер Косова Хасим Тачи в четверг (24.01.08), после встречи с главой Европейского Союза  по внешнеполитическим делам Хавьером Соланой заявил, что провозглашение независимости Косова ожидается в течение ближайших дней. «Косова к этому готова, мы объявим о своей независимости очень скоро», — сказал Х.Тачи. Правда, объявление о независимости не следует ожидать раньше второго тура выборов Президента Сербии, который намечен на 3 февраля.
  Х.Тачи подчеркивает, что провозглашение независимости Косова будет согласовано с США и Европейским Союзом. Западные державы уже выразили готовность поддержать независимость Косова. Правда, европейские дипломаты призывают косовских албанцев повременить с этим хотя бы до середины февраля, когда ЕС планирует принять решение о переходе к нему миссии по поддержанию порядка в Косове. Заселенная албанцами Косова формально по-прежнему считается составной частью Сербии, хотя уже с 1999 года этой территорией управляет ООН. Страны ЕС планируют направить в Косову около 1800 сотрудников, задачей которых станет помочь Косове «встать на ноги». На понедельник (28.01.08) запланирована встреча дипломатов ЕС для решения вопроса о статусе Косова и о направлении туда миссии гражданской администрации и полиции Европейского Союза. Не все государства Европы поддерживают независимость Косова, так как озабочены возможной активизацией сепаратизма. Например, Испания, которая столкнулась с проблемой сепаратизма, желала бы оттянуть провозглашение независимости Косова хотя бы до 9 марта, когда в Испании пройдут парламентские выборы.
  Категорически против независимости Косова возражает не только Сербия, но и главная союзница Белграда – Россия. Дмитрий Рогозин, посол России при НАТО, предупредил, что независимость Косова открыла бы «ящик Пандоры», спровоцировав распад многонациональных государств ЕС. Министр иностранных дел России Сергей Лавров считает, что независимость Косова станет опасным прецедентом, которым пожелают воспользоваться до 200 территорий во всем мире. Однако, он заявил, что Москва не поспешит признать независимость от Грузии Абхазии и Южной Осетии13.

З.А.Станкевич

Москва, 2 – 27 января 2008 года

1 По данным члена Совета Федерации ФС РФ А.Починка, объявленным им в эфире радиостанции «Эхо Москвы», каждый день новогодних праздников нанес ущерб казне в полтора или даже два миллиарда долларов (см.: http://echo.msk.ru/news/417638.phtml).
2 М. Леонтьев: «К мировому кризису 2008 года Россия подходит в оптимальном политическом формате». КМ.ру, 31 декабря 2007 г.
3 В.Карпец. Ползучий Февраль и неизбежный Октябрь. Правая.ру, 27 декабря 2007 г.
4 М.Делягин. Итоги года: конец стабильности. Ежедневный Журнал, 28 декабря 2007 г.
5 См., напр.: Д.Мигунов. В зоне высокого риска. Лента.ру, 10 января 2008 г.; Н.Бехравеш. США и мир: прогнозы на 2008 год. Независимая газета, 16 января 2008г.; А.Добровольцев. Готова ли Россия к войне? Или «Принцип домино» в действии. Русская линия, 18 января 2008 г., и др.
6  См.: Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с вопросом СМИ относительно письма украинского руководства о подключении Украины к Плану действий для членства в НАТО. Официальный сайт МИД РФ, 22 января 2008 г.
7 См.: Избирательная нефтегазовая компания. Коммерсантъ, 23 января 2008 г.
8 См.: М.Юсин. Тадич или Николич: с кем брататься России? Известия.Ру, 24 января 2008 г.; Сербия станет газовым форпостом России в Европе. Известия.Ру, 25 января 2008 г.
9 В.Букарский. Молдавия: возвращение российского вектора. Русская линия, 23 января 2008 г.
10 См.: Ирина Саришвили будет собирать подписи с требованием сохранения нейтралитета Грузии. Грузия Оnline, 25 января 2008 г.
11 Нагорный Карабах – это отдельно стоящая проблема, которая, по мнению автора, не может быть решена тем же путем, что и «проблемы» Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Любопытные мысли на эту тему изложены в статье Андрея Добровольцева «Готова ли Россия к войне?» (Русская линия, 18 января 2008 г.) и откликах читателей на этот материал.
12 По мнению автора, в отношение постсоветского пространства более целесообразно использовать именно термин «реинтеграция», поскольку здесь, в отличие от Западной и Центральной Европы, на качественно новом уровне сближаются государства, совсем недавно являвшиеся органическими составными частями очень сложной и высоко интегрированной  системы, какую из себя представлял бывший Советский Союз.
13 Г. Каспаранс. Косова готовится провозгласить независимость в течение ближайших дней (на лат. яз.). «Diena» (Латвия), 25  января 2008 г.

Rambler's Top100
НОВОСТИ
13.11.13
4-й номер за 2013 год читать на нашем сайте

18.07.13
Новый, 3-й номер за 2013 год на нашем сайте

06.05.13
Читайте № 1-2 за 2013 год

27.02.13
6-й номер журнала вышел в сеть

30.12.12
5-й номер журнала читайте в онлайн

11.10.12
4-й номер журнала читайте на нашем сайте

24.09.12
«Возвращение русского консерватизма»: презентация новой книги

20.07.12
3-й номер журнала читайте на нашем сайте

06.05.12
Второй номер журнала читайте на нашем сайте

01.03.12
Внимание. 2012 год. 1-й номер на сайте. Читайте

11.01.12
Читайте 6-й номер на сайте журнала

11.12.11
5-й номер журнала — на сайте

18.10.11
№ 4-2011 читайте на сайте журнала

23.08.11
Обновление рубрик

08.07.11
№ 3 за 2011 год читайте на сайте журнала

11.05.11
№ 2 за 2011 год читайте на сайте журнала

20.03.11
№ 1 за 2011 год читайте на сайте журнала

19.01.11
№ 6 за 2010 год читайте на сайте журнала

28.11.10
№ 4-5/2010 на сайте

24.07.10
Третий номер за 2010 год — уже доступен

27.04.10
Институт национальной стратегии реформ искренне поздравляет Сергея Николаевича Бабурина с получением почетного звания "Заслуженный деятель науки Российской Федерации",

10.03.10
Первый номер за 2010 год читайте на страницах сайта

31.01.10
Шестой номер за 2009 год — на сайте

16.12.09
Новый № 5 за 2009 г. выложен на сайт

25.10.09
Новый № 4 за 2009 г. выложен на сайт

03.08.09
Новый № 3 за 2009 г. выложен на сайт

06.05.09
Новый № 2 за 2009 г. выложен на сайт

26.02.09
Новый № 1 за 2009 г. выложен на сайт

04.02.09
Новый № 6 за 2008 г. выложен на сайт

27.01.09
Новый № 5 за 2008 г. выложен на сайт

24.12.08
Новый № 4 за 2008 г. выложен на сайт

18.11.08
Новый № 3 за 2008 г. выложен на сайт

17.11.08
Интернет-сайт журнала «Национальные интересы» возобновляет свою работу

27.05.08
Новый № 2 за 2008 год выложен на сайт

16.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Народ – против игорной зоны»

15.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «Георгиевская лента» в Закарпатье

09.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «В каждом окне российский флаг»

03.05.08
В Гостевой книге читайте выступление постоянного представителя Республики Беларусь в Женеве С. Алейника, посвященное проблемам международной безопасности

03.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Без пиетета»

30.04.08
В рубрике «Копилка» помещена аналитическая записка проф. И. Понкина

25.04.08
В Гостевой книге читайте Комментарий МИД России о Черноморском флоте

23.04.08
Национальные интересы — в регионы!

06.04.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Злые заметки»

04.04.08
В Гостевой книге читайте также интервью с А. Труде, автором книги «Геополитика Сербии»

04.04.08
В Гостевой книге читайте ответы Епископа Рашско-Призренского Артемия газете «Глас Јавности» о перспективах отношений Сербии и Евросоюза

31.03.08
Постсоветское пространство: реалии и перспективы

29.03.08
В Гостевой книге читайте требование «Донбасской Руси» вывести украинских солдат из Косово

26.03.08
В Гостевой книге читайте ответ пресс-секретаря МИД Беларуси по поводу заявления Госдепартамента США

24.03.08
Пребывание С. Коэна и К. ванден Хейвел в Москве

22.03.08
В Гостевой книге читайте Воззвание Русского Содружества о защите Отечественной истории

21.03.08
ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ. Вручение известному американскому ученому и публицисту Стивену Коэну мантии и диплома Почетного профессора РГТЭУ

Rambler's Top100 Журнал Москва ПНВ Народная Воля Правая.ру Интернет-магазин Политкнига
© Все права защищены "Институт национальной стратегии реформ"